Что оставили ульяновцам благотворители Кирпичниковы

«Богатство само по себе не порок, не упрек человеку. Но для того чтобы иметь право пользоваться богатством, необходимо иметь оправдание. А это оправдание находится в трате части богатства на добрые дела, на благо ближних. Иначе богатство - преступление. Ту же мерку можно применить и к высокому общественному положению. Вот мысли, меня посетившие, пока я сидел у Кирпичниковой в богатой обстановке ее хором и ел персик, поднесенный лакеем в серебряно-хрустальной вазе», - так в июне 1916 года размышлял на страницах дневника попечитель Симбирской женской тюрьмы Александр Васильевич Жиркевич.

Купеческая вдова Анастасия Александровна Кирпичникова, о которой он упоминал, незадолго до этого предоставила Жиркевичу недостающую сумму на устройство церкви в женской тюрьме. В Симбирске предреволюционной поры она слыла одним из самых щедрых благотворителей, число которых в связи с войной таяло на глазах. После смерти мужа при отсутствии детей Анастасия Александровна жила одиноко, продолжала дело покойного супруга и во всем старалась следовать заведенному им порядку.

Ее муж, известный симбирский благотворитель и филантроп, купец 2-й гильдии Алексей Петрович Кирпичников (1810 - 1886), был одним из самых богатых симбирских торговцев второй половины XIX века. В городе ему принадлежало два каменных дома, несколько каменных лавок в Гостином дворе, в которых он продавал соль, москательные и галантерейные товары. В отличие от многих людей его сословия он не сторонился общественной работы и с двадцати пяти лет занимал в городском самоуправлении разные должности. С 1837 года был купеческим старостой, в 1841 году избирался на три года ратманом городового магистрата. С 1856 по 1863 годы был церковным старостой Спасо-Вознесенского собора. В 1865 году его избрали на один срок городским головой. По должности был также директором тюремного комитета, членом Училищного совета Симбирского уезда (с 1866), товарищем директора Городского общественного банка (1868), членом комитета Николаевского дома неимущих (1868). Все последующие годы Кирпичников оставался в составе городской думы, работая в разных ее комиссиях, а также в некоторых благотворительных организациях Симбирска. За заслуги перед обществом купец был награжден золотой медалью «За усердие» на Станиславской ленте и бронзовой медалью в память о войне 1853 - 1856 годов.

Не имея прямых наследников, он еще при жизни пожертвовал два дома на углу Ярмарочной площади и Ново-Казанской улицы (угол улиц Гагарина и Можайского) для городской богадельни и детского приюта и 20 тысяч рублей на постройку рядом с ними еще одного двухэтажного дома (ныне часть старых корпусов Ульяновского института гражданской авиации). После его кончины город получил по его завещанию 200 тысяч рублей на содержание этих заведений.

При этом, как писал Глеб Успенский, «купец был дойною коровою всех, кто представлял собой какую-нибудь власть. Он давал взятки, подносил хлеб-соль, жертвовал, подписывал на альбом видов, который общество задумало поднести значительному лицу, проезжавшему из столицы, делал иллюминации в «честь»… участвовал карманом в каком-нибудь аллегри «в пользу» и так далее, не говоря о том, что пирог с приличной закуской - всегда должна быть отличнейшая икра и редкостнейшая рыба (две вещи, неразрывно связанные со словом «купец», как неразрывно связана с этим же словом «лисья шуба» и возглас «кипяточку!») - этот пирог не сходил у него со стола для званых и незваных. Квартальный, городничий, частный пристав, брандмейстер, судейский крючок, ходатай... все это шло к нему в дом, в лавку и брало деньги, ело икру, рыбу, пило водку, постоянно грозилось и требовало благодарности за снисхождение».

В 1886 году Алексей Петрович покинул этот свет. Как и положено богатой наследнице, его вдова Анастасия Александровна Кирпичникова достойно почтила память мужа - в течение двух лет одаривала симбирские храмы разными подношениями, истратив на это около десяти тысяч рублей. В последующие годы размер подношений несколько сократила, но каждую очередную годовщину со смерти супруга заказывала в церкви городского детского приюта и богадельни панихиду о нем.

Отрывок из книги «Симбирск купеческий»

Татьяна ГРОМОВА

1613 просмотров