Вы о 1917-м? А я о джазе!

Концерт гениального пианиста Дениса Мацуева открыл программу традиционного музыкального фестиваля «Мир, Эпоха, Имена...», посвященного 100-летию Октябрьской революции.  А до выступления один из самых экспрессивных музыкантов России пообщался с «Народной газетой».
Если вы помните, прошлый концерт в Ульяновске Денис Мацуев завершил Революционным этюдом Скрябина. Надрыв, с которым он исполнял произведение, не оставлял никаких сомнений - сложную, переломную эпоху, события, столетие которых мы отмечаем сегодня, пианист буквально прочувствовал сердцем. Но отражает ли эта тревожная музыка то, что происходит в России сейчас?
- Я не думаю о сегодняшней эпохе, - честно признался музыкант. - Чтобы передать дух времени в исполнительстве, нужно перебирать мысли композитора, которые были в момент написания произведения. Я думаю не о дне сегодняшнем, я думаю о той эпохе. Вы знаете гениальную пианистку Марину Вениаминовну Юдину? Когда ее спросили, почему она с такой страстью играет произведения Баха, она ответила: «А потому что сейчас война». Вот как эпоха меняет музыку!
 
Тоска времени
Постойте, но ведь сейчас войны нет? Тогда откуда такой надрыв и тоска? По словам музыканта, чтобы достичь такого эффекта, он полностью погрузился в происходившее, в каждую деталь, которая окружала жизнь композитора.
- Во многих произведениях даже конца XIX века есть предчувствие катастрофы, невыразимая тоска. Приближения революции, - добавил пианист. - Я ее противник, и для меня 100-летие тех событий - это повод заново пережить душой тот трагизм и никогда не допускать такого в будущем. Рахманинов, Стравинский, Прокофьев - все они прошли через эти жернова, и в музыке каждого чувствуются трагическая страсть и надрыв. Есть это и в более поздней музыке, например, в Пятой симфонии Шостаковича. Она была написана в 1937 году - представляете, в какой атмосфере он ее создавал?
Ну а что касается революционных этюдов - гениальный пианист вспомнил и одноименное произведение Шопена… Однако скрябинский все-таки сильнее. Только в его творчестве отчетливо одновременно чувствуются и нервность, и импульсивность, и тревожные поиски. Вот истинный дух революции!
Не на публику, а для публики
По идейным соображением или нет, но в этот раз в репертуаре Мацуева революционных произведений не было вообще. Он исполнял джаз и блюз. И делал это, надо сказать, первоклассно!
- Джаз - моя вторая страсть, - признается музыкант. - Увлекаюсь им с детства и не могу существовать иначе. Насколько сложно его играть по сравнению с академической музыкой? Честно говоря, любое произведение - сложное, если его играть по-настоящему. Я именно так и делаю: играю не на публику, а для публики. Конечно, в моей жизни сейчас идет, я бы сказал, бетховенский цикл, но вторую страсть я не забываю никогда.
Вторая страсть в этот раз вылилась в «Джазовые импровизации на классические темы». Помимо этого, вместе с Ульяновским государственным академическим симфоническим оркестром «Губернаторский» под управлением Олега Зверева пианист исполнил «Рапсодию в стиле блюз» (это одно из самых известных произведений Джорджа Гершвина).
В этот раз музыканта ждал достойный инструмент. Хотя, как признался Мацуев, главное - это даже не качество рояля, а то, насколько музыкант быстро находит с ним контакт. А для этого исполнитель и инструмент должны быть одного профессионального уровня: дилетанта за белые и черные клавиши, стоящие миллионы рублей, пускать не стоит.
Андрей ТВОРОГОВ
 

 

258 просмотров