Воспитанники выглядят молодцами

Год 1916-й. В разгаре – Первая мировая война. Фронт постоянно ждет новых солдат. Необходимо было готовить к военной службе молодежь. Именно в это время, 9 февраля 1916 года, в Симбирске на совещании под председательством губернатора Александра Ключарева был образован военно-спортивный комитет.

«Главнонаблюдающий за физическим развитием»

Но сначала вернемся в год 1913-й, когда в России было создано управление «Главнонаблюдающего за физическим развитием населения Российской империи», возглавил которое генерал-майор свиты Его Величества Владимир Воейков. В марте 1914 года вопрос о физическом развитии молодежи и ее подготовке к военной службе впервые на государственном уровне рассматривался на заседании Временного совета по делам физического развития народонаселения России. По поручению Воейкова было разработано «Положение о мобилизации спорта», которое 5 декабря 1915 года утвердил император Николай II. Этим положением в средних и низших учебных заведениях вводилась допризывная подготовка лиц старше 16 лет, подлежащих призыву в армию и на флот.
Юноши, прошедшие «курс молодого бойца», сдавали испытания и получали специальное удостоверение. Любопытно, что учебное заведение получало вознаграждение: за каждого успешно прошедшего испытания — 20 руб-лей, за инструктора — 50. Средства складывались из добровольных пожертвований и поступали от главнонаблюдающего.

Гимнастерки изнашивались быстро

Симбирская мужская гимназия № 1 стала первым учебным заведением города, где была введена военная подготовка. Проявил активность директор гимназии Василий Андроников, который писал начальнику Симбирского гарнизона Николаю Безбородову: «Не имея заявления от знающих дело лиц о желании преподавать военный строй во вверенной мне гимназии, я решил обратиться к вашему превосходительству с покорнейшей просьбой о рекомендации мне для вышеупомянутой цели кого-либо из господ офицеров местных полков».
Воинских частей в городе было много. И 30 января 1916-го в штат гимназии преподавателем по обучению военному строю с окладом 40 руб. в месяц был зачислен капитан Владимир Головинский, ставший по сути первым симбирским школьным военруком. Прапорщик Ройтман преподавал «курс молодого бойца» во второй мужской гимназии, капитан Баньковский – в реальном училище, поручик Пахомов – в коммерческом училище.
Муштровали будущих солдат два раза в неделю по полтора часа, а два часа по воскресеньям занимались военным строем. Для занятий каждому учебному заведению, разумеется, требовалось материальное обеспечение: по пять учебных винтовок, по три чучела для колки и по четыре прицельных станка. Но с винтовками было напряженно. Преподаватели обратились также с просьбой к главному интенданту Симбирска о приобретении в местном интендантском складе «для занимающихся строем в потребном количестве материю на шитье гимнастерок и шаровар, так как платье учащихся так же быстро изнашивается, как и обувь».

«Дисциплина строя усвоена»

Программы обучения присылались из столицы главнонаблюдающим. При этом допускались некоторые изменения. В Симбирске программу просто сократили: из учебного плана исключили разделы «Обучение воспитанников плаванию, хождению на лыжах, стрельбе в цель из винтовки военного образца, езде на велосипеде, верховой езде, управлению автомобилем и мотоциклеткою». Осталась лишь «Боевая и политическая подготовка» по программе, разработанной городскими преподавателями. Между прочим, этот курс включал «Титулование Государя Императора», а также изучал понятия «что такое Родина, назначение солдата, знамя, присяга, обязанности, налагаемые на военнослужащих, сущность воинской дисциплины». И, конечно, изучали юноши штыковой бой и колку чучел и чисто теоретически занимались сборкой, разборкой и чисткой винтовок. Сами винтовки дошли до учеников гораздо позже.
24 мая 1916 года прошли первые испытания 86 будущих солдат. В протоколе испытательной комиссии было отмечено: у всех воспитанников «строевая подготовка отличная, внимание в строю развито, дисциплина строя усвоена, сознание воинского долга, понятие о дисциплине и преданности царю и Родине усвоены сознательно… Воспитанники выглядят молодцами».

«Пришлите бракованные винтовки»

В начале августа на стенах симбирских домов и в газетах появились объявления, извещавшие о том, что занятия по допризывной подготовке возобновятся 12-го числа. Но массового притока не наблюдалось. Генерал-майор Николай Конаков взял на себя всю практическую работу по организации и проведению допризывной подготовки, и по его инициативе было отправлено следующее послание: «В виду неимения в наличности винтовок в Симбирске, запросить начальников Тульского и Ижевского оружейных заводов о том, нет ли на заводах бракованных винтовок и по какой цене их могут уступить».
Ответы пришли в декабре. Из Тулы сообщали, что брака у них нет, а из Ижевска написали, что бракованное и учебное оружие может быть отпущено лишь с разрешения Главного артиллерийского управления. В общем, пришлось учить будущих солдат, что называется, на пальцах. Хорошо, что содержатель электротеатра «Экспресс» Крупенников бесплатно предоставил помещения для обучения учеников допризывной подготовке.
В конце января следующего года главнонаблюдающий наконец-то прислал в Симбирск 30 берданок и 3 винтовки, которые распределили по учебным заведениям. Однако учить было уже некого – грянула Февральская революция. В виду малочисленности записавшихся, а таковых было семь человек, постановили обучение допризывной подготовки не проводить... Начальная военная подготовка вернулась в учебные заведения уже в советское время.

715 просмотров