Необыкновенная любовь

Судьба не всем подсказывает, какую дорогу в жизни выбрать. А если прислушаешься к ней, да еще окажется на пути в нужное время человек, способный протянуть тебе руку помощи, смело можно считать себя счастливым человеком. Именно так случилось в жизни Людмилы Каргиной, которая всю жизнь работает в Ульяновском театре кукол.

Хочешь – иди в актрисы
– Из 70-летней истории театра полвека – ваши. Людмила Петровна, давайте вспомним, как все начиналось?
– Жила я в Димитровграде. Когда училась в 9-м классе, приехала в Ульяновск на театральный фестиваль самодеятельных коллективов. Посмотрел наш спектакль «Синенький цветочек», где я играла Лягушку и Девочку, главный режиссер Ульяновского театра кукол Владимир Архипович Никитин, подошел к моему руководителю и сказал: «Вот эту девочку я бы взял в наш театр. Пусть после школы к нам приезжает». И, конечно, появилось огромное желание: поскорее окончить школу и поступить в театр. Потому что у меня к куклам была какая-то необыкновенная любовь. Сдала последний экзамен и тут же ринулась в Ульяновск. С 3 июля 1962 года я поступила в театр кукол и работаю здесь до сих пор. Если вычесть полтора года вынужденной разлуки с коллективом, то будет ровно 50 лет, как я в театре. Вот так куклы вывели меня на жизненную дорогу.
– А помните свою первую детскую куклу?
– Первую куклу мне мама сшила. Мне было так интересно узнать: а что у нее внутри? Однажды немножко ее надрезала, а там опилки! Мне стало так ее жалко…
– Родители что-то советовали насчет театра?
– Родители сказали: «Это твоя дорога. Хочешь – иди в театр». Я ведь во Дворце пионеров несколько кружков прошла – и в юннатском, и в хореографическом занималась. Но надолго задержалась именно в театральном кружке. Мы сами делали кукол и декорации. Так что, узнав, что меня могут взять в театр кукол, я даже не поехала никуда поступать (а между прочим, собиралась в авиационный институт), так велик был соблазн стать актрисой. Через год приезжаю в отпуск, встречаю педагога по математике. Она, узнав, где я работаю, была просто обескуражена: «С твоими мозгами да в куклы играть! Ты что, с ума сошла?». Но я уже знала: тот, кто хоть раз понюхал сценическую пыль, никогда с театром не расстанется. А диплом я получила в нашем культпросветучилище как режиссер массовых представлений.
– С чего началась актерская жизнь?
– Год была во вспомогательном актерском составе. Владимир Архипович сделал из меня актрису. Он был талантливый, одержимый театром человек, до тонкостей знавший дело. Мы верили в него, потому что он придумывал спектакль до последнего штриха. Я благодарна ему за то, что научил меня, как проживать и развивать каждую роль, чтобы захватить зрителя и повести его за собой.

За ширмой – не скучно
– Мечты об актерской профессии совпали с реальностью?
– С самого первого дня я знала, что должна быть дисциплинированной, внимательной, все видеть и слышать. Правда, уже через месяц Никитин дал эпизодик в спектакле «Чиполлино», была там такая Редиска. Но прежде чем получить главную роль, я несколько лет помогала актерам. Училась за ширмой прямо во время спектакля. Есть такие тростевые куклы, с которыми одному актеру справиться сложно. Нужно помогать – двигать кукольными ручками-ножками. Так училась кукловождению.
– Не скучно было за ширмой-то невидимкой ходить?
– Нет! В молодости мне предлагали перейти в наш драмтеатр. Я сказала: «Ни в коем случае! Хочу работать с куклами». Люблю их оживлять, люблю с ними разговаривать да и просто смотреть на них, как на живых людей со своими характерами, своими историями. Создать образ в кукле намного сложнее, чем создать образ самой. Ты должна выразить характер через поворот головы, взгляд, взмах руки… Проработала я на сцене 33 года.
– Времена меняются. А куклы?
– Нынешние режиссеры считают, что любой предмет может быть куклой – и стакан, и утюг, и табуретка. Допустим. Но такая «кукла» не задевает эмоций и чувств ребенка. Это мое личное убеждение. Мне кажется, что оживить куклу на глазах маленького зрителя и повести его за собой в сказку можно только через настоящую куклу. И ребенок будет воспринимать ее как человека. Вот был спектакль «Некрасивая девушка». Там кукла закрывала лицо руками на секунду, и у нее менялась маска. Зрительный зал ахал. С предметом такого не сделаешь. В этом, наверное, и заключается притягательность театра кукол.
– А то, что в современном театре кукол актеры выходят из-за ширмы, вам нравится?
– Мне не нравится, когда выходят тети и дяди и начинают «ломать» из себя героев. Это не мое…

«Без театра не могу»
– Знаю, что супруга нашли в театре?
– Да, Юрий Львович Каргин тоже работал актером, потом режиссером. Все семейные разговоры сводились к театру. Мы ведь жили театром. Много ездили на гастроли, область исколесили вдоль и поперек. Жили в молодости, как кочевое племя, и все нам было по силам, и с мужем не расставались.
– Как получилось, что сегодня вы работаете помощником режиссера?
– Ставки у актеров были небольшие, решила уйти на творческую пенсию и работать дальше. Но попала в период, когда нельзя было это совместить. Вот и получилось, что я осталась вне театра. Полтора года ходила мимо этого здания, обливаясь слезами. Потом пришла к руководителю, говорю: «Возьмите на любую должность. Не могу без театра». Успела поработать в бутафорском цехе, а лет пять работаю помощником режиссера. Знаете, человек с улицы не сможет работать на такой должности, потому что надо знать всю театральную кухню, весь творческий процесс, работу всех цехов ну и, конечно, думать в одном направлении с режиссером. А во время спектакля стою за кулисами, всегда готова помочь актерам. Кстати, после перерыва я вернулась в театр 1 апреля. В день рождения нашего театра.
– Ни разу не пожалели, что посвятили жизнь куклам?
– Иногда задумываюсь – правильно ли я поступила в юности? Да. Это мой путь, моя дорога, пусть и с ямками, и с камнями. Жизнь ставит свои условия игры, мы их или принимаем, или… Благодаря театру и куклам я сохранила молодость, детскую наивность. Если вдруг придется уйти из театра, не знаю, переживу это или нет. Кукол я любила, люблю и буду любить до конца жизни.

Татьяна АЛЬФОНСКАЯ

668 просмотров