Татьяна Скопцова: Поддержки достоин любой законный бизнес

С 3 февраля у ульяновских предпринимателей официально новый защитник. Уполномоченным по защите прав предпринимателей Ульяновской области стала экс-советник губернатора по вопросам предпринимательства Татьяна Скопцова. Что заставило ее занять это кресло и какие первоочередные задачи стоят сегодня перед бизнес-омбудсвумен, она рассказала в интервью нашей газете.
 
- Татьяна Николаевна, как пришло решение занять пост уполномоченного по защите прав предпринимателей? Были какие-то сомнения?
 
- Решение пришло после долгих, настойчивых уговоров со всех сторон. Шесть с половиной лет я была советником губернатора по вопросам предпринимательства на общественных началах. Эта деятельность отнимала много времени и сил. В итоге накопилась некая усталость, захотелось отдохнуть, позаниматься с внуками. Но меня убедили, что на пенсии жизнь только начинается. Да и характер у меня такой, что не смогу сидеть без дела больше двух дней. Многие члены «ОПОРЫ РОССИИ», поддерживая мою кандидатуру, говорили, что мне будет проще в этой должности, потому что я фактически уже занимаюсь защитой прав предпринимателей и люди меня знают. Я же прекрасно понимала, что это дополнительные обязанности, серьезная ответственность и очень тяжелая нагрузка, особенно в самом начале, когда только-только в это входишь, поэтому сомнения, конечно, были. Но когда в результате голосования было принято окончательное решение, что кандидатом от «ОПОРЫ» на должность уполномоченного буду я, колебаний уже не было, потому что подвести людей я просто не имела права.
 
- Расскажите, как вы попали в бизнес?
 
- Наверное, можно сказать, что я стала предпринимателем поневоле. Ко времени окончания института у меня уже было двое детей. На предприятии, куда я попала по распределению после вуза, я проработала буквально полгода и ушла в декрет с третьим ребенком. Потом я благополучно родила еще двух сыновей. Когда в 1995 году я вышла наконец из всех декретов, выяснилось, что на предприятии, где я работала инженером-электроником, все очень изменилось. Достаточно сказать, что, когда я уходила в декрет, счетно-вычислительная машина «ЕС-1030» занимала несколько комнат в здании, а когда я вернулась, на столах у сотрудников стояли уже первые компьютеры Apple. Пробыв достаточно долгое время в декрете, я потеряла квалификацию и была сокращена. Чтобы найти работу, я встала на учет на биржу труда. Мне давали направления на разные предприятия, но когда там, куда я приходила на собеседование, узнавали о том, что у меня пятеро детей, все вакансии тут же оказывались занятыми. И сколько я ни объясняла, что мне очень нужна работа, а с детьми может посидеть бабушка, никому это было не интересно. И вот однажды на рынке я встретила свою однокурсницу. Ей пришлось уйти с завода, где она работала, потому что там не платили зарплату - в девяностые с этим было сложно. Уволившись, она вышла на рынок и начала торговать, потому что надо было хоть как-то зарабатывать. Я тоже понимала, что нужно что-то делать, чтобы кормить семью. Торговаться я не умела, поэтому начать продавать - для меня было сложно. Но постепенно все наладилось. Спустя какое-то время мы построили и поставили свой первый киоск, потом появился второй и так далее. Позже мы занялись и оптовыми продажами. Дети росли, начинали потихоньку помогать.
 
- Сейчас появилось много разных курсов, образовательных программ для начинающих предпринимателей. Центр поддержки предпринимателей тоже помогает сделать им первые шаги. А как вы всему учились?
 
- Действительно, сегодня у бизнеса больше возможностей получить необходимые знания. Будучи советником губернатора, я настаивала на том, чтобы в каждом муниципальном образовании был центр развития предпринимательства. К сожалению, к некоторым из них у меня до сих пор есть претензии, но, тем не менее, они действительно часто помогают предпринимателю сделать первые шаги. Это правильно, потому что по незнанию можно наделать множество ошибок, которые согласно действующему законодательству обернутся огромными штрафами. В девяностые годы законодательная база только создавалась и мы вместе с государством учились бизнесу. Что такое сертификаты, сами проверяющие не могли объяснить. Как отчитываться в налоговой - тоже никто толком не знал. Можно было сказать: «Ой, а вот этот чек я забыл», они отвечали: «Ну, забыл и ладно. Попробуй сейчас так приди. Поэтому, с одной стороны, начинать было легче, а с другой стороны, наверное, тяжелее, потому что когда ты ничего не знаешь, а каждый хочет тебе показать, что ты маленький, и раздавить, это сложно.
 
Я помню однажды утром на рынок пришли милиционеры и сказали: «Быстро все собрались и пошли отсюда вон!». Наверное, тогда впервые я защитила права предпринимателей (улыбается. - Прим. ред.). Я спросила: «На основании какого закона, решения или постановления вы это требуете?». И они растерялись, потому что им была дана команда нас разогнать, а чем это подкреплено, никто не знал. Таким образом, мы все остались стоять на своих местах.
 
- Как к советнику губернатора, к вам и раньше многие обращались за помощью, поэтому вы, в принципе, представляете, с какими проблемами придется иметь дело. На что, по-вашему, будет больше всего жалоб?
 
- Знаете, в качестве советника я занималась больше системными проблемами. Моя задача была анализировать ситуацию, вырабатывать свои предложения по выходу из нее и необходимые для этого изменениям в законодательство разного уровня и доводить эту информацию до губернатора. К уполномоченному я могла перенаправить  предпринимателей с конкретными вопросами, чтобы он, используя свой ресурс и возможности, помог им.
 
Что касается основных проблем. В Ульяновске один из самых острых вопросов связан с выделением земельных участков. К сожалению, работа нашего комитета по архитектуре - это притча во языцех. Если раньше у предпринимателей была возможность два раза в неделю прийти к архитектору своего района и обсудить с ним какие-то вопросы, то сейчас к ним не пробиться. Приемных дней у специалиста - один-два в месяц. В муниципалитетах земельные проблемы тоже являются наболевшими.
 
- У уполномоченного есть право выходить с законодательной инициативой. Есть ли у вас какие-то планы работы в этом направлении?
 
- Сейчас мы ждем, когда на федеральном уровне, наконец, примут нормативную базу по налоговым каникулам для начинающих предпринимателей. Как только появится  возможность на региональном уровне принять какие-то поправки, мы тут же воспользуемся этой возможностью. Я думаю, здесь будет над чем поработать. Сейчас идут разговоры о том, что таким образом стоит поддержать только тех предпринимателей, у которых есть производство или НИОКР. Я считаю, поддержки достоин любой законный бизнес - будь то торговля или услуги. Люди должны слезть с шеи  государства и самостоятельно обеспечивать себя и свои семьи. Для этого им вначале необходима такая помощь.
 
- На федеральном уровне обещают принять закон о страховании вкладов ИП. Как вы считаете, насколько это облегчит жизнь бизнесу?
 
-  Это было одно из наших предложений с недели предпринимательской инициативы УО, на федеральный уровень отправляли. Действительно, если банкротится банк, то физическое лицо (до 700 тыс. рублей) имеет право получить возмещение от государства. Предприниматель, сколько бы у него денег не было в банке, теряет все. Я считаю, что это абсолютно нечестно по отношению к бизнесу, потому что деньги также заработаны трудом. Если государство пойдет на то, чтобы страховать эти вклады и возвращать хотя бы часть денег предпринимателям в случае банкротства банков, а в последнее время, к сожалению, у банков одну за другой отзывают лицензии. И бизнес тоже, как говорится, сидит и трясется. Конкуренция все больше и больше, любая копейка сейчас в бизнесе нужна. Если этот закон будет принят, это будет большое подспорье предпринимателям. По крайней мере, это будет некая стабильность для них. Они будут уверены, что не потеряют последние деньги в случае, если банк останется без лицензии.
 
- А как вы относитесь к идее создания государственной небанковской кредитной организации, когда предприниматели по аналогии с существующей сейчас в регионе системой смогут получать кредиты под меньший процент?
 
- Очень хорошо отношусь. Дело в том, что я являюсь членом Совета фонда, который как раз занимается в нашем регионе финансированием малого бизнеса под низкие проценты. К сожалению, до настоящего времени предприниматели могли получить такие кредиты до 1 млн рублей на срок до одного года - это очень мало. Эти средства можно использовать на срочные нужды, но не на развитие. На последнем заседании правления мы обсуждали этот вопрос и приняли решение увеличить срок кредитования до 3 лет под 13,5%. Я думаю, что это будет огромная поддержка малому бизнесу. Получить кредит на развитие в банках малым предприятиям, особенно начинающим, очень тяжело. Как правило, они вынуждены брать потребительские кредиты, процентная ставка по которым очень высокая - 20-22%. Ну как в таких условиях можно вести бизнес? Очень многие не вытягивают, разоряются и остаются в кабале у банков. Поэтому и нужно увеличивать как  сроки кредитования, так и размеры льготных кредитов.
 
- Предыдущего уполномоченного часто критиковали за то, что он слишком много внимания уделял микробизнесу. Я знаю, что общественные объединения предпринимателей советовали вам не забывать про средний и крупный бизнес. С какими проблемами большие предприятия могут прийти к уполномоченному?
 
- Прийти они могут с любыми проблемами. Я готова встречаться с любым уровнем бизнеса. Другое дело, что у них редко возникают вопросы по защите их прав и законных интересов, потому что у крупного бизнеса есть свои юридические службы. Здесь речь, наверное, больше идет о поддержке в вопросах изменения законодательства на региональном или федеральном уровне и формировании общих условий для хорошего бизнес-климата. А вот что касается малого и микробизнеса, они как раз больше упор делают на решение конкретных проблем. Так как теперь по законодательству уполномоченный имеет право представлять интересы предпринимателей в судах, я думаю, это будет достаточно востребованная помощь.
 
- Будете ли вы сотрудничать с Анатолием Георгиевичем Сага?
 
- Анатолий Георгиевич очень умный человек, у него всегда много идей и интересных предложений. Я открыта для общения, если у него будет желание какие-то вопросы обсудить. Мы часто встречаемся на заседаниях различных рабочих групп, иногда спорим, в чем-то соглашаясь друг с другом, в чем-то нет.
 
- Наверняка от предыдущего уполномоченного остались какие-то нерешенные вопросы. Что с ними?
 
- Мое первое поручение работникам аппарата заключалось в том, чтобы они разобрались, какие дела у нас остались недоработанными от предыдущего уполномоченного. Плюс много нерешенных вопросов накопилось за тот месяц, пока должность омбудсмена была свободна. Жалобы шли, а обрабатывать их было некому. Но больше всего у меня душа болит за тех, кто начинал работать с предыдущим уполномоченным в декабре, но так и не получил ответов на свои вопросы, а я только-только начинаю этим заниматься. Соответственно, люди вынуждены были ждать окончания этого затянувшегося процесса выбора уполномоченного. Наверное, сейчас именно первый месяц будет самым тяжелым, пока мы разберемся с тем, что накопилось. Думаю, потом мы войдем в колею и будет уже проще.
 
- Как попасть к вам на прием?
 
 Записаться на прием или получить консультацию можно по телефонам: 58-13-31, 58-13-12 или направить вопрос на электронную почту uzpp-73@mail.ru. Обращаю внимание предпринимателей, что номера телефонов и адрес электронной почты у нас сменились.
 
- Скажите, а как члены вашей семьи отреагировали, что вы не ушли на пенсию, а заняли пост уполномоченного?
 
- Семья очень оригинально отреагировала. Если муж был очень огорчен, что я ухожу на государственную должность и, соответственно, оставляю бизнес, то детей это скорее позабавило. Один из сыновей сказал: «Ну, мать, дашь! Всю жизнь не работала, а на пенсию вышла и на работу пошла устраиваться». Для них предпринимательство - это не работа, а, скорее, образ жизни, ведь там все зависит только от тебя: ты сам устанавливаешь график, зарплату, выходные.
 
-  Обязанностей у омбудсмена больше, чем у советника. Сложно будет совмещать эту работу с семьей?
 
- Знаете, став советником губернатора, я шутила, что это бизнесом я занимаюсь на общественных началах, а советником я являюсь постоянно. Тогда было сложно совмещать: дети еще не выросли, и получалось, что я действительно очень много времени забираю у семьи. А сейчас, когда у меня младшему 22 года, а старшему 30 лет, и уже подрастают два внука, я сказала: «Ребята, уж как-нибудь должность бабушки я совмещу со своей работой». Думаю, внуки не обидятся, что их бабушка не так много времени им уделяет, - у них великолепный дедушка.  
Алёна Дамбаева
843 просмотра