Леонид Юзефович: Все самые важные книги мы прочитываем в молодости

Гостем XVIII Форума молодых писателей России, стран СНГ и зарубежья стал известный писатель Леонид Юзефович. Автор встретился с начинающими литераторами и студентами педагогического университета. Поговорить на Ульяновской земле Леонид Юзефович успел о многом.

Об учительстве

У меня большой педагогический стаж - я проработал учителем истории 15 лет в школах родной Перми и Москвы. И могу сказать, что преподавание в школе - это лучшая в мире профессия. Среди моих учеников есть члены Совета Федерации и бомжи; мои ученики разбросаны по всему миру - от Южной Америки и Мадагаскара. И все мне они очень нравятся. Когда я учился, я не понимал, что это за профессия, мечтал стать ученым, журналистом, но никак не учителем. Сейчас мои воспоминания о лучших годах жизни связаны с учительством. Мне часто снится моя первая школа, я слышу запах раздевалки и столовой. Это невозможно передать. На встречах с читателями у меня берут автографы, люди рассказывают, как им нравятся мои книги, но нет ничего слаще детской любви. Я всегда искал школу, чтобы она находилась рядом с домом. Потому что дорога на урок ни с чем несравнима. Дети радуются, кричат, задают вопросы. Есть, конечно, и недостатки - мало платят и быстро наступает эмоциональное выгорание. А если предмет не интересен учителю, то не станет он близким и для ученика.

О самых важных книгах

В юности мы должны читать классику, старую литературу. И лишь когда наберется фундамент, можно начинать другие книги. Но, я думаю, люди, которые никогда не обращаются к современной литературе, тоже неправильно поступают. Потому что и у Чехова, и у Льва Толстого, и у Достоевского, и у Шекспира есть один большой недостаток - они ничего не написали про начало XXI века. И поэтому на определенном этапе жизни, при нормальном развитии, люди начинают читать современную литературу.

Я не могу объяснить своему внуку, зачем ему нужно читать классическую литературу. И даже мой сын - он музыкант - читает только нон-фикшн, а не беллетристику. Скажем, биографию Александра Македонского он прочтет с удовольствием, а вот биографический роман об этом полководце отложит в сторону. Как объяснить молодым, что читать надо? Люди, которые читают художественную литературу, большего добиваются, у них лучше идет карьера, лучше строятся отношения с другими людьми. Сколько мы можем узнать других людей за свою жизнь? Мало. В молодости, конечно, больше знакомств, но постепенно, с возрастом, круг ограничивается семьей, коллегами по работе, старыми друзьями. Художественная литература расширяет наш опыт и знания о других людях. Но все самые важные книги мы прочитываем до 25 - 30 лет, поэтому в молодости не надо тратить время на ерунду. 

О писательском мастерстве

Научиться писательскому мастерству нельзя. Здесь, как в дзен-буддизме: учитель ничему не учит, но, когда ученик находится рядом с учителем, он учится сам. Общение со старшими по профессии полезно. Но научить писать невозможно. Есть писатели, которые очень рано созревают, а есть литераторы, которые созревают поздно. Лично я начал писать поздно и ничуть об этом не жалею. С возрастом мы научаемся более эффективно использовать то, что в нас есть, и меньше стремимся быть или хотя бы казаться тем, чем мы не являемся. В молодости все переживания по поводу ограниченности своих возможностей куда острее.

О молодых писателях

Молодость в литературе - понятие относительное. Я считаю интересным молодым писателем Алексея Иванова, хотя ему уже почти пятьдесят лет. По его роману «Географ глобус пропил» поставлен фильм, которого я не видел; у него есть еще два очень хороших исторических произведения - «Сердце пармы» и «Золото бунта».

Я бы порекомендовал роман петербургской писательницы Ксении Букша «Открывается внутрь», вышедший в этом году. Это роман в рассказах, роман о людях, которые немного не такие, как все остальные. О детях, не вписывающихся в коллектив, о молодых людях, ищущих свое место в жизни. Я могу сказать, что современная хорошая литература у нас существует, и читать ее нужно.

О «Тотальном диктанте» 

Мне предложили в прошлом году стать автором «Тотального диктанта», и я согласился. Диктант пишется по трем часовым поясам - одна тема и три части этой темы, и я решил написать о трех городах, с которыми связана моя жизнь, и о трех реках, на которых эти города стоят. Три маленьких лирических эссе о том, какие уроки преподали мне Пермь и Кама, Улан-Удэ и Селенга, Санкт-Петербург и Нева.

В последнее время сильно размываются языковые правила и нормы. Во многом это связано с тем, что мы много общаемся в Интернете на языке, приближенном к устной речи, не очень заботимся о правилах правописания. Я и сам иногда, признаюсь, забываю ставить знаки препинания там. Но если вы в той же манере напишете большой текст, это будет ужасно. Не признавать правила - это шик, но гораздо большим шиком является подчинение правилам. Они очень важны. Алексей Иванов сказал примерно следующее: идея «Тотального диктанта» - показать, что мы не стая, а единое общество. И мы живем по правилам. Общество создает для себя правила, или, наоборот, правила создают общество.

О случайности и предназначении

Случайность - это важная вещь в жизни. Чем она является - проявлением судьбы или противоречием ей, - мы не можем точно сказать. В середине девяностых мы как-то ехали на дачу, был у нас участок под Москвой. И вот на одной станции зашло много торговцев со всевозможным скарбом. Торговали они и книгами. Я купил у них индийские народные истории, которые с тех пор стали у меня одними из самых любимых.

Другой случай. На съемках «Сыщика петербургской полиции» был эпизод. Это детектив, а в нем подозрение должно падать на всех героев поочередно. И режиссер решил, что повар должен со зверским лицом ощипывать курицу во время допроса. Так зритель должен начать подозревать его. Привезли курицу, посадили в клетку, она ждет, пока ее зарежут. И вдруг снесла яйцо. Женщины, которых много было на площадке, начали возмущаться, что ее нельзя убивать. Она стала индивидуальностью, не какой-то простой курицей, а курицей, которая снесла у нас яйцо, нашей. И так она осталась жить. Если бы она кудахтала, кричала, никто ее не пожалел бы. А она сделала единственное, ради чего она явилась на свет, и спасла свою жизнь. Нам гораздо труднее понять, для чего мы созданы. Я об этом догадался, когда мне было лет тридцать, но в советское время мы дольше оставались инфантильными, детьми. Сейчас я думаю, что это происходит раньше.

О любви

Однажды на день рождения моему сыну Мише, когда он был совсем еще маленьким, подарили много мягких игрушек. Бабушки постарались, принесли мишек, косуль - все симпатичные и хорошенькие. И вдруг мой Миша заплакал. Я спросил его, почему. А он ответил: «Я же не могу любить их всех одинаково». В таком раннем возрасте он осознал пределы своего сердца и понял, что любовь не безгранична. 

 

Даже если вы не читали его книг, то обязательно смотрели поставленные по ним фильмы и сериалы. Помните фильм «Сыщик петербургской полиции» про начальника сыскного отделения Ивана Путилина? В продолжение в 2007 году был снят восьмисерийный сериал, который так и называется «Сыщик Путилин». Так вот, эти произведения кинематографа поставлены по повестям Леонида Юзефовича. На его счету также сценарии к еще двум популярным сериалам, с успехом прошедшим на отечественном ТВ: «Казароза» и «Гибель Империи». И двум полнометражным фильмам - «Серебряный самурай» и «Контрибуция».

Роман «Зимняя дорога», получивший престижные премии «Национальный бестселлер» и «Большая книга», повествует о походе Сибирской добровольческой дружины генерала Пепеляева из Владивостока в Якутию в самом конце Гражданской войны. Героем документального исследования «Самодержец пустыни» стал один из самых загадочных деятелей белого движения барон Унгерн фон Штернберг, воевавший во время русской Смуты в Забайкалье и Монголии.

Действие прозы Леонида Юзефовича часто происходит в лихолетье Гражданской войны, а документальность в произведениях, как отмечают критики, сочетается с поэтичностью, полифоничностью и обращается сразу к нескольким уровням восприятия. Так, в романе «Журавли и карлики», принесшем автору еще одну «Большую книгу», события развиваются сразу в нескольких временных пластах: Европе XVII века, Москве 
1993 года и Монголии 2004 года. Читаются книги с легкостью, как и подобает настоящим бестселлерам.

 

Данила НОЗДРЯКОВ

934 просмотра