59,63
70,36
14:20 | 19 ноября 2017
Корзина: пусто
PDF-подписка

Тереньгульцы спрашивали - власть ответила

Александр Смекалин в прямом эфире развеял мифы о цементном заводе. Для тех, кто не смотрел прямой эфир, предлагаем расшифровку дискуссии.

Жители Тереньгульского района, протестующие против появления там цементного завода, утверждают, что власть не хочет отвечать на их вопросы. «Почему председатель правительства Смекалин не приехал на наш сход и не побеседовал с нами?», - возмущаются они. И хотя у регионального премьера была действительно уважительная причина - резко обострилась ситуация в Мулловке, где прорвало хранилища токсичной барды, - напряженность и недосказанность продолжали витать в воздухе. К слову, Александр Александрович тут же сделал шаг навстречу и пригласил представителей протестующих к себе, но приехал лишь один человек, а лидеры протеста от встречи уклонились и обнародовали 18 вопросов, на которые, по их мнению, власть обязана ответить. Чтобы не превращать диалог в сухую чиновничью переписку, Александр Смекалин предложил независимым журналистам Михаилу Белому и Евгению Карманову взять у него интервью в прямом эфире, задать вопросы протестующих и свои собственные вопросы без всякого согласования и без купюр. После того, как Михаил Белый раскритиковал эту идею и отказался, его место заняла не менее известная и уважаемая журналистка Виктория Чернышева. Акулы пера встретились с председателем регионального правительства в прямом эфире телеканала «Репортер». Беседа продлилась более двух с половиной часов - диалог был честным и острым. Предлагаем вашему вниманию избранные фрагменты (с полной версией можно ознакомиться, посмотрев видеозапись на сайте www.reporter73.tv).                            

- В понедельник произошла отставка главы администрации Тереньгульского района Владимира Дергунова. Расскажите, пожалуйста, чем же все-таки провинился глава и почему именно сейчас он был уволен. Это совпадение или нет?

- Отставка с этим проектом не связана. Все знают, что в субботу, 9 сентября, была проведена акция в рамках движения «За развитие Тереньгульского района» - масштабный субботник. В нем приняли участие и представители областной власти, и лично губернатор. К сожалению, подготовка ряда социальных объектов к новому учебному году, состояние инфраструктуры и благоустройства Подкуровки вызвало много вопросов  и повлекло  решение об отставке. На самом деле ситуация, в которой находятся Подкуровка и Подкуровское поселение, иначе как безобразием не назовешь. На аппаратном совещании губернатор очень жестко высказался по этому поводу. Не нужно искать здесь политическую составляющую. Вопрос прост: бесхозяйственность не может продолжаться, и именно это и лежало в основе решения.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЧНАЯ И НЕ ТОЛЬКО

- Вы заявили, что готовы нести полную ответственность за экологию в районе строительства цементного завода. Каков механизм этой ответственности? Понимаете ли вы, что просто личной ответственности недостаточно?

- Да,  готов. Но здесь нужно понимать, что не только я как председатель правительства несу ответственность за реализацию такого масштабного проекта. Он состоит из ряда этапов - от выбора земельного участка, получения права на разработку месторождения, выполнения требований к проектированию предприятия до строительства и эксплуатации. На каждом этапе есть свои требования по соблюдению санитарно-эпидемиологических норм, правил. Есть серьезные структуры, которые за этим надзирают: природоохранная прокуратура, Роспотребнадзор, Ростехнадзор и т.д. И если мы говорим про экологию, то отдельный раздел - оценка воздействий на окружающую среду. С 1 января следующего года вводится обязательная экспертиза, а сам проект обязателен к проведению госэкспертизы на уроне Главгосэкспертизы. Эксперт, который ставит подпись под проектом, несет уголовную ответственность без срока давности.

ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ КОНТРОЛЯ - ИЗНУТРИ

- То, что область входит в предприятие своей долей в 25% акций, дает ли какие-то дополнительные рычаги контроля?

- Спасибо за вопрос. Мы как регион ставили задачу найти высокотехнологичного партнера, который ответственно подходил бы к реализации проекта. Более того, нам удалось договориться, что мы будем непосредственно участвовать в нем через Корпорацию развития. Как вы правильно отметили, 25% - доля, которая предоставляется Корпорации развития, а значит, государству в проекте. Это блокирующий пакет, который позволяет как минимум двум членам совета директоров при принятии решений накладывать право вето и контролировать процесс того, что будут строить и как будут  эксплуатировать.

- Александр Александрович, обещание инвестора создать 400 рабочих мест с заработной платой 30 тысяч рублей как-то зафиксировано в соглашении?

- Безусловно, соглашение, которое было подписано, является предварительным, поскольку пока нет прав у данной компании на разработку месторождения. Фиксировать какие-либо обязательства тяжело. И есть официальное письмо от руководителя проекта, и я представлю это письмо в официальном ответе жителям Тереньгульского района. Письмо есть, и будет им направлено. Письмо о создании рабочих мест и о размере зарплат.

Добавлю, что если посмотреть на Сенгилеевский цемзавод, который работает в неполном режиме, то там трудятся сегодня 350 человек. Это не считая тех, кто непосредственно работает на карьере - это еще 190 человек. Поэтому 400 рабочих мест - совершенно реальная цифра.

О зарплате. Есть целый ряд компетенций. Есть компетенции именно технических специалистов, и там минимальная заработная плата будет 30 тысяч рублей, есть менее квалифицированные специалисты. Мы всегда понимаем, что есть служба безопасности, охрана, люди, которые следят за чистотой... Это немножечко другой уровень. Но у  операторов, технологов и инженеров заработная плата будет минимум 30 тысяч рублей.

ГДЕ ПЛАНИРУЕТСЯ СТРОИТЬ

- Александр Александрович, вот вы говорите, что проекта пока нет, ничего нет. Но при этом заявляете, что есть предположительно 400 рабочих мест, предположительный объем 5000 тонн цемента в сутки. Как это понимать?

- Мы обсуждаем параметры проекта. В инвестиционном соглашении  отражены параметры, при которых компания готова рассматривать Российскую Федерацию, Ульяновскую область для вхождения на рынок. Именно на это мы опираемся в первую очередь. Проектно-сметной документации на сегодняшний день нет, поскольку она должна быть привязана к определенной территории. От этого зависят и продолжительность коммуникаций, и удаленность транспортера от месторождения до самого предприятия. Много других параметров, которые в итоге влияют на стоимость проекта, на сроки его реализации, на объем инвестиций.

- Когда будет определена конкретная площадка для строительства?

- Идет определение целого ряда параметров. Мы уже провели очень серьезные консультации с экспертами. Наши публичные обсуждения есть в Интернете с участием экспертов. Насколько площадка должна быть удалена от месторождения, лесной зоны, населенных пунктов. Я уверен, что в ближайшее время определится территория, и мы будем понимать, как будут действовать Роснедра в части проведения аукциона, и исходя из этого будет «приземляться» и площадка.

РЕКУЛЬТИВАЦИЯ ГАРАНТИРОВАНА СУЩЕСТВУЮЩИМИ ПРАВИЛАМИ

- Вы многократно утверждали, что существует договоренность с китайской стороной о том, что они не будут пользоваться никакими налоговыми льготами в области. Но в инвестиционном соглашении этому подтверждения нет…

- Может быть, поэтому в соглашении ничего не сказано, потому что никто не предполагает предоставление этих налоговых льгот? Обычно мы прописываем в рамках действующего законодательства предоставление тех или иных мер поддержки. Здесь, в соглашении, этот факт не прописан, потому что в данном случае проект сырьевой, а мы стараемся не поддерживать сырьевые проекты. Кроме того, сейчас на территории региона действуют налоговые льготы для цементной промышленности. С учетом указания Министерства финансов РФ и для того, чтобы не было возможности выстроить единую конкурентную среду в отрасли, правительство подготовило соответствующие изменения в закон Ульяновской области об отмене льгот для цементной промышленности.

- Одна из самых обсуждаемых тем в социальных сетях: как будет разрабатываться месторождение? Людей даже больше пугает не сам завод, а то, что будет уничтожен лес. Люди сомневаются, что обещанная рекультивация состоится…

- Попробую отослать нас к 15 декабря 1970 года, когда были определены правила использования данного месторождения. Здесь написано, что «...земли под намечание и проектирование карьеров по 2-й группе лесов в районе кварталов 1, 2, 3, 4, 5 Тереньгульского леспромхоза тогда еще на площади около 130 гектаров для снабжения сырьем, проектируемого Ульяновским блиннозерным садово-промышленным комплексом отводить земли под разработку должно производиться постоянно по мере надобности в течение 30 - 40 лет в установленном законом порядке с одновременным возвращением отработанных и приведенных в пригодность для лесовосстановления участков карьера за счет предприятия, которое будет вести разработку месторождения».

ОНФ ПОДТВЕРЖДАЕТ

- То есть использовали, раскопали и сразу закопали? Это будет где-то прописано?

- Это уже прописано, есть нормативный документ, которым при предоставлении лицензии обязан руководствоваться любой пользователь недр.

Здесь необходимо, наверное, отметить, что многие пытаются спекулировать и говорить, что 700 гектаров леса будут уничтожены в результате вырубки. Но, во-первых, технически вырубить 700 гектаров леса очень непросто, и смысла в этом нет, потому что за каждый вырубленный гектар необходимо будет заплатить очень серьезные деньги. Второй момент: из 700 гектаров, поставленных сейчас на учет, 70 га - незалесенная площадь, т.е. лесом она не покрыта, и именно она в первую очередь предусмотрена для разработки. Это лицензионное требование, которое закладывалось в разработку месторождения от федеральных структур, и, опять же, контроль будет осуществляться именно за этим. Ведь эффективнее разрабатывать не ту площадь, которая залесена…  Многие жители района волнуются, что будет вырублен лес, они не хотят, чтобы изменился ландшафт, который они видят. Но требования очень жесткие. Буквально вчера на территории региона работал депутат Государственной думы Владимир Гутенев, который является куратором экологических проектов по линии ОНФ. И он подтвердил, что сегодня требования к использованию лесов очень жесткие. Так что опасения, что будет изменен ландшафт, осуществлена массовая вырубка леса, надуманны.

- Кто будет осуществлять контроль?

- Контроль многоуровневый: есть лицензионный документ и проект разработки месторождения - это обязательное исполнение, и до того как проект не будет принят Роснедрами, разработка его невозможна. Также необходимо будет заключить договор на использование лесов, и, соответственно, надзорные органы, которые контролируют использование леса, заключают свой договор со своими  условиями. В любой момент как одна, так и другая организация имеют право на отзыв лицензии и остановку работ месторождения по причине неисполнения либо проекта разработки месторождения, либо лесов. Это двухуровневый контроль, который на сегодняшний момент существует и он объективен. Что касается общественной экспертизы, то поднят, на мой взгляд, очень важный вопрос. Возможно, нужно говорить не о том, что мы против, а выстроить систему общественного контроля за реализацией данного проекта? И здесь правительство готово включаться, формировать соответствующую рабочую группу, чтобы она могла осуществлять контроль. Мы внесли предложение о подключении ОНФ в работу, и оно не вызвало отторжения у Владимира Владимировича.

О НАЛОГАХ И ПРИБЫЛИ РЕГИОНА

- Утверждается, что инвестор будет использовать самые современные технологии - это одно из условий соглашения. Есть письменные гарантии?


- Это перекликается с темой экологии. Контроль за использованием технологий экологичности подразумевает: первое - вся система контроля которая сейчас функционирует, требует, чтобы технологии были современными; второе - это наше присутствие в управлении компанией. Поэтому за счет того, что как минимум два члена совета директоров будут представлены от региона, мы будем требовать, чтобы все самые лучшие технологии в сфере экологии и промышленной безопасности были соблюдены.

- Есть ли месторождения, которые смогут стать альтернативой Ташлинскому?

- Аналогичных по мощности в области нет.

- Какие налоги принесет проект?

- Прогноз  конкретных налоговых платежей - это достаточно сложно. Порядка 1 млрд в год будет поступать в бюджеты всех уровней.  Наших земляков волнует то, что будет оставаться в районе. Это порядка 10 млн рублей. Что касается налога на доходы физических лиц, он расщепляется между региональным и муниципальным бюджетами. Здесь, по оценкам, сумма от 15 до 20 млн. Основной налог - на имущество - очень серьезный налог: 400 млн рублей в год, по самым скромным оценкам. Налог на прибыль: исходя из срока окупаемости проекта - прибыль 2 - 3 млрд рублей в год, 20-30% - это порядка 400 млн рублей. Окупаемость 10 - 12 лет.

-  Когда область начнет получать дивиденды?

- Есть период стройки - 3 года. Есть период выхода на полную мощность, в горизонте порядка 5 лет. Считайте.

ПОЧЕМУ СЕНГИЛЕЙ И ТЕРЕНЬГА - РАЗНЫЕ ИСТОРИИ

-  Как инвестор реагирует на текущий конфликт? Не изъявлял ли желание уйти?

- Первое - они еще к нам не пришли. Честно говоря, наверное, им очень неприятно слышать: «Мы против КИТАЙСКОГО цементного завода!» К сожалению, люди, которые высказывают свою позицию так, те, кто формирует визуально эту позицию, - печатают баннер, еще что-то, да ярко, напоказ, протестуют почему-то против именно китайского цементного завода. Получается - не против цементного завода как такового, а против именно китайского завода.

- Почему с «Евроцементом» так произошло? Ведь изначально он позиционировался как действительно хороший проект - большие деньги, прочее... Что случилось? Почему у них сейчас стала такая ситуация на заводе?

- Если мы возьмем Новоульяновский цементный завод - мы знаем, что этой технологии уже более 20 лет, но по нашему настоятельному требованию там были установлены фильтры - не такие, как хотелось бы, но, опять-таки, они есть, и они улавливают определенную долю фракций. Там улучшилась ситуация. Многие «горячие головы», как всегда, предлагают: «Давайте мы закроем завод». Мы предпочитаем другой вариант - мы все-таки ведем диалог и пытаемся улучшить экологическую ситуацию, потому что те же самые 350 человек, которые работают, - это 350 семей. И здесь нужно понимать: Новоульяновск - это моногород, в котором каждое рабочее место на счету. При этом мы сейчас привлекаем другие компании, других инвесторов, расширяем действующие предприятия - «Технониколь», «Глобус», помогаем, чтобы иметь возможность перевести людей и не зависеть от этого. Еще раз повторяю - сейчас уже сделано очень много - там работает всего одна печь и трудятся чуть больше 300 человек, хотя раньше - более тысячи. Что касается Сенгилеевского цементного завода, есть на самом деле там ряд технических проблем, которые не удается решить руководству предприятия для того, чтобы выйти на полную мощность, выйти уже на постоянно действующий порог…

-То есть причина неудач - исключительно финансовая?

- Техническая, насколько я знаю. И именно поэтому есть серьезная проблема с фильтром. Поэтому предприятие работает не на полную мощность, в режиме пусконаладки, и есть какие-то определенные выбросы. Но поскольку это подведомственная структура Росприроднадзора, контроль работает, существует. И, опять-таки, по тем данным, которые мы получаем, предельно допустимые цифры  концентрации не превышены. Хотя, конечно, есть очень серьезные сигналы.

ВОЗМОЖНО ЛИ ОТМЕНИТЬ СТРОИТЕЛЬСТВО

- Как вы видите развитие ситуации дальше? Вернусь к «Евроцементу». Когда все это запускалось, наверное, тоже были какие-то обещания власти, что все будет хорошо и так далее. Не получилось. Здесь те же самые обещания - где гарантия, что здесь они будут выполнены?

- Первое. С «Евроцементом» мы не останавливаем коммуникацию, не останавливаем работу. В любом случае будем убеждать их, чтобы они до конца выполнили все необходимые технические параметры. Что касается китайского проекта, то здесь мы обсуждали с Владимиром Владимировичем Гутеневым, что мы готовы организовать общественный контроль на самом высоком уровне с участием представителей ОНФ.

- Вы готовы пригласить и жителей в эту группу?

- Готовы привлечь в уже работающую группу представителей Подкуровского сельского поселения.

-  Отчасти от вас, но в большей степени от губернатора требуют, чтобы строительство завода было остановлено. Давайте разберемся: кто принимает решение о строительстве завода? И кто может его отменить?

- Решение о разработке данного месторождения принято в начале 1970-х годов. Федеральное агентство «Роснедра» поставило его на учет, и было принято решение о строительстве предприятия в начале 90-х годов, но тогда этого не случилось по причине политических и экономических изменений. В дальнейшем, в 2007 году, Роснедра выставляли месторождение на аукцион, претендовали несколько компаний. Будет ли это месторождение пущено в оборот - в компетенции исключительно этого федерального агентства.

- То есть  завод все-таки будет 100%?

- Я считаю, что ответ на вопрос, будет завод в Тереньгульском районе или нет, был дан 50 лет назад, когда было принято решение, что это стратегически важное месторождение. Как написано в программе развития строительной отрасли, цемент - это основное стратегическое сырье для развития экономики страны.

14 сентября 2017 г. 16:02