Спасибо, родные, за теплые руки и понимание! Ульяновцы о своих мамах

Праздник этот относительно молодой – ему всего 20 лет. Но полюбили ульяновцы его всем сердцем. А как иначе, ведь  мама – самый дорогой человек в жизни каждого. В нашей «Детской комнате» мы собрали трогательные и нежные истории от известных ульяновцев.

 

Дарья Корепова, орнитолог, заведующая отделом природы Ульяновского областного краеведческого музея имени И.А. Гончарова:

- Недавно думала, что пожелать маме на очередной день рождения, и поняла, что самое необходимое - это здоровье. Энергии, вдохновения, новых идей и проектов хватит у неё ещё на многие-многие годы! Конечно, каждый считает свою маму лучшей, но таких людей, как наша, точно мало! Я всегда училась у неё стойкости характера. Если уж делать - так по максимуму, и чтобы как-то необычно, не скучно. Работая в школе, она сначала построила идеальную воспитательную систему. С ностальгией выпускники вспоминают школьные фестивали искусств и областные коммунарские сборы. Став директором, сделала всё, чтобы Акшуатская школа не просто не попала под оптимизацию (в школе училось около 100 человек), а стала одной из самых ярких в области. Карьеру директора школы она сменила на карьеру директора Акшуатского краеведческого музея им. В.Н. Поливанова. Она знает всё о любимом Акшуате: об истории, людях, природе, и теперь он становится популярным в области туристическим местом. Мы с сестрой с самого детства всегда были рядом с мамой и папой: на турслётах (где ночевали в палатках), на коммунарских сборах (ночевали в школе на матах), на экскурсиях и в походах. Думаю, отсюда и сейчас у нас тяга к творчеству и любовь к жизни! А ещё наш отдел в музее очень любит, когда мама приезжает в Ульяновск или я возвращаюсь из Акшуата. Ведь тогда мы едим её пироги. Тоже, кстати, творческие: в виде гриба с грибами или в виде рыбы - рыбные, в виде лукошка - с ягодами.

На фото – моя мама, Вера Петровна Фомина

Алексей Данилович Дуров, народный артист России, актёр Ульяновского драматического театра им. И.А. Гончарова.

- В послевоенных семьях, когда отцы приходили с войны израненные, родители на ласку были скупы. Нашим матерям надо было строить новую жизнь и воспитывать детей, и вся теплота, которую они к нам питали, выражалась сдержанно - в поглаживании по головке, по плечу. Поэтому многие мои воспоминания о маме связаны с её руками.

Перед своей мамой буду в вечном долгу. Она дала мне жизнь и негласно вела меня по жизни. Я всё время ощущал её присутствие, ей взгляд, который ненавязчиво присматривал за мной. Помню, в школе я закурил за компанию с ребятами, а сзади подошла мама и спокойно спросила: «Что, куришь?». Я потом несколько часов боялся домой зайти, думал, что от меня дымом пахнет. Но мама тогда только сказала: «Если куришь – чтоб я знала. Кругом деревянные дома, сунешь окурок куда-нибудь - огонь даже стен не оставит». Я после этого случая до самой армии не курил. А когда решил поступать в ГИТИС, попросил её раскинуть карты. Она раскинула и сказала: «Ты поступишь», и эта мысль засела во мне, она словно толкала меня, и всё получилось. Мама меня очень поддерживала во время учёбы, но, к сожалению, она не видела ни одной моей студенческой работы. Но может быть, она в душе доверяла мне и чувствовала, во что обратится моя актёрская жизнь. Мамы не стало, когда ей было 80 лет, и я несколько лет не мог ездить в Серпухов, свой родной город, потому что такая была тоска, непрощённая самому себе вина за недосказанную любовь к матери. Когда я съездил туда в этом году и попросил у неё прощения, на душе стало сразу легко. Всё может из памяти уйти, но воспоминания о маме и о её теплых руках мы должны хранить.

Валентина Харитонова, отоларинголог, сурдолог:

- Моя мама старше меня всего на 18 лет, поэтому наши отношения можно скорее охарактеризовать как отношения лучших подруг. Я могу всегда всё рассказать ей, она для меня мой самый строгий судья и лучший адвокат в одном лице. Мама - это уют, всегда полный дом друзей, стол, ломящийся от вкуснятин, это ее веснушки на носике, чарующий голос и самые нежные руки на свете! Все детство я проводила с моей любимой бабушкой Валентиной Васильевной, но ежегодно с мамой и папой мы ездили отдыхать на юг или на Кавказ. Сейчас наши отношения стали еще крепче: мамулечка - самая заботливая бабушка на свете, она постоянно сидит с моим сыном, пока я работаю.

На фото - наши с супругом мамы Наталья Викторовна и Жанна Феликсовна

Екатерина Нейфельд, журналист, писатель:

- Мне 15. Тёмный вечер, май, я готовлюсь к экзаменам на кухне, а ты моешь посуду. У меня запищал телефон (Сименс А52), и ты всё поняла по лицу. Ты не ворчала, что надо думать об учёбе. Не приставала с вопросами. Ты сказала: «Напиши, что любишь ромашки. Не писала ведь ещё?». Я помотала головой. Потом ты помогала подобрать одежду и отпускала гулять до двух часов ночи. Да, в разгар экзаменов. Спасибо за то, что дала понять: любовь — в основе любого успеха. И за привычку доверять. В школе у меня было много «странных» друзей. Хабалка, у которой были приводы в детскую комнату милиции. Неформалка, которая слушала КиШ, а не "Руки вверх", и красила глаза, ногти и волосы чёрным. Мальчик из неблагополучной семьи... Первая всегда мчалась на помощь, отложив личные дела. Со второй мы могли разговаривать часами об устройстве Вселенной. Третий пропалывал огород соседке за то, чтобы она разрешила ему настричь роз с куста. Больше он ничего не мог подарить мне на день рождения. Кстати, больше такой охапки мне не приносили. Они были, потому что ты не смотрела свысока, а приглашала их домой и разговаривала, искренне интересуясь ими. Потому что выходила ко двору с гитарой, и мы пели песни и слушали очень смешные и очень честные байки. Ты научила меня смотреть вглубь людей, интересоваться ими и не вешать ярлыки. Спасибо.

Мне семь. Я пишу стихи без рифмы. Ты даришь мне большую тетрадь, чтобы я их записывала. Мне десять. Я пишу стихи без рифмы. Ты предлагаешь послать их в газету, чтобы их почитало больше людей. Мне тринадцать. Я пишу стихи с рифмой, но очень похожие на тысячи других. Ты не говоришь, что это глупости, предлагаешь почитать их на конкурсе. Я не победила, но в порыве самоуверенности выпалила на весь зал, что тетрадка через несколько лет превратится в настоящую книжку. Ты хлопала громче всех. Спасибо. Спасибо, мама.

На фото – моя мама Наталья Нейфельд

Ксения Артюхина, zero wast блогер, организатор мероприятий, переводчик:

- Мама принимает меня любой. Даже когда я ей заявила, что становлюсь вегетарианкой и больше не буду есть её суп, блины и майонезные салаты. Раньше мы вместе хохотали над этими странными чудаками, которые отказываются даже от курицы, и уж тем более от кремовых пирожных. А тут такое! Мама слушала, слышала и принимала мой путь. Она верила мне, она видела: я знаю, что делаю, и я себе не наврежу. Потом я сказала, что не буду покупать кожаные сапоги, сумки, перчатки и шубу... У мамы 3 шубы. Любимые, о которых она так долго мечтала, долго копила и так им радовалась. Но мама приняла и не переживает, она знает, что мне всегда жарко. Как же я восхищаюсь этим нежным соблюдением моих границ и молчанием, даже если хочется повторить нравоучения, на которых она сама выросла! Потом я сказала, что больше не хочу носить мусор на свалку. Что больше мне не нужно приносить ничего в пакетах и нового покупать тоже ничего не стоит. Я ж минималистка! Теперь мама забирает с собой пакеты, которые приносит, и даже просит меня сдать её батарейки. Он помогает мне шить тканевые мешки на машинке, приносит в дом новые растения для очищения воздуха. Как же я хочу унаследовать это полное принятие того, что делает уже выросший ребёнок, уважение к его личности, поведению и решениям. Какие бы странности он ни «отчебучивал». Мама внимательная и очень мудрая, она искренне прислушивается к тому, что я говорю, и старается меня поддержать.

На фото я с родителями, Ириной и Германом Меркуловыми

Фото из личных архивов

759 просмотров