Тайны дома с мезонином. Самовар под номером 409, любимая игра Ульяновых, первый псевдоним Ленина

Семья Ульяновых любила собираться в просторной столовой комнате.  Центральное место здесь занимает большой стол. За ним семья, прежде всего, обедала.

«В столовой во время обеда мама сидела у западного конца стола, папа - у восточного. По правую руку папы сидел Саша. Около мамы сидели мы, маленькие, — я и Маня. У остальных постоянных мест не было, я их не помню... В столовой на стол часто ставился букет цветов; весной, например, всегда стоял букет сирени, и ребята искали в нем “счастье”, т. е. цветки с пятью и больше лепестками», - записала со слов Дмитрия Ильича Ульянова бывший директор ульяновского Дома-музея В.И. Ленина Александра Каверзина.

Во время чаепития центральное место на столе в столовой занимал медный самовар.

Тульский самовар Дома-музея В.И. Ленина

К сожалению, самовар Ульяновых в 1936 году был перевезён из Дома-музея в Центральный музей В.И. Ленина.

- Самовар Ульяновых был изготовлен Тульским заводом. И впоследствии туляки нашли родного брата этого самовара. И если у самовар Ульяновых, который уехал в Москву, номер заводского выпуска 408, то в Доме-музее самовар под номером 409-й, отметила заведующая музеем Татьяна Брыляева.

Зато в Доме-музее В.И. Ленина хранятся подлинные столовые приборы из серебра семьи Ульяновых, которыми они пользовались во время обеда.

Столовое серебро семьи Ульяновых

И вазочки для варенья в экспозиции тоже подлинные. Их передали Анна Ильинична и Мария Ильинична Ульяновы.

Ульяновы жили скромно, но не замкнуто. Здесь за  праздничным столом  они принимали  гостей. 

- Ульяновых посещал и Фёдор Михайлович Керенский, директор  классической гимназии. Его визиты были нечастыми, но обязательно с семьей. С его сыном Александром, будущим главой Временного правительства, проводила время Ольга, увлекая его детскими забавами, угощая домашней выпечкой, - рассказывает заведующая музеем.

В  красном углу во всех парадных комнатах дома, как принято у православных христиан, находились иконы. В столовой  – это был образ Ильи Пророка, особо почитаемого святого в Симбирске и значимого для главы дома. Илья Николаевич  был глубоко верующим человеком до конца жизни. Его очень огорчали атеистические воззрения старших сыновей. И.Н. Ульянов считал, что вера в Бога не воспитывается принудительно, и является сферой личного выбора человека.

Вечером после дневных занятий столовая была часто местом коллективной учебы детей, поэтому в столовой на стене географические карты. Здесь же играли и занимались ручной работой.

Сегодня на краю стола в столовой стоят шахматы, что не случайно.

Шахматы в Доме-музее В.И. Ленина

«Шахматы любил наш отец, и любовь эта передалась всем братьям. Для каждого из них была радость, когда отец звал их к себе в кабинет и расставлял шахматы. Шахматы эти, которые отец очень берёг и которыми все мы восхищались в детстве, были выточены им самим на токарном станке ещё в нижнем Новгороде, до переезда в Симбирск. Мы все выучились играть»,- писала в воспоминаниях Мария Ильинична.

В 8-9 лет от отца научился этой мудрой игре Володя, а уже в 15 лет он уже обыгрывал Илью Николаевича.

Позже шахматы, сделанные Ильёй Николаевичем, мать отправила сыну за границу, но, к сожалению, они были утеряны при переезде Ленина из Галиции в Швейцарию.

Субботними вечерами в столовой Ульяновы обсуждали содержание детского рукописного журнала «Субботник». Инициатором выпуска этого журнала выступил Александр, он редактировал и оформлял журнал, придумывал для этого загадки и шарады, рисовал юмористические картинки на курьезные случаи семьи. Володя и Оля писали рассказы, Аня сочиняла стихи, выступала в роли «домашнего Белинского». Журнал читался в присутствии родителей, принимавших живое участие в обсуждении прочитанного, горячо поддерживавших все дело выпуска «Субботника». Анна Ильинична пишет: «Помню оживленные, довольные лица, помню какую-то особую атмосферу духовного единения, общего дела, которая обволакивала эти наши собрания». Владимир, публикуя  в журнале свои сочинения,  подписывался «Кубышкин». Позже исследователи ленинской биографии  посчитали  эту первую вымышленную фамилию одним  из 148  псевдонимов руководителя пролетарской революции.

318 просмотров