Двое из «Сватов» стали «Близкими людьми»

Ставший любимым у телезрителей сериал «Сваты» теперь можно увидеть только в повторах. Но занятые в нем актеры дарят своим поклонникам новые встречи. Теперь уже на театральной сцене. И по всей России.

Двое из «Сватов» - Людмила Артемьева (Ольга Николаевна) и Николай Добрынин (Митяй) - в минувший уик-энд привезли в Ульяновск антрепризный спектакль «Близкие люди». О взаимоотношениях мужчины и женщины актеры решили рассказать смешно. Но это оказался очень тонкий и лиричный юмор. После спектакля «Ульяновская правда» пообщалась с кумирами за кулисами.
Артемьева о «Сватах» рассказывает вроде бы откровенно, но как-то неохотно: «В этом проекте от нас, в принципе, мало что зависело. Успех нашего сериала - это в первую очередь точный подбор актеров, прекрасный слог сценариста и удачно выставленная камера оператора. Но именно от съемок в «Сватах» у меня осталось наибольшее количество памятных воспоминаний. О том, как мне пришлось отказаться от щедрого подарка поклонницы - дома. Им же надо заниматься… Или от живой природы, которой там было предостаточно. Например, однажды моей партнершей по съемкам стала… свинка - умнющая такая. На кормление реагировала каким-то сладострастным хрюканьем. А услышав мой голос, падала животиком кверху, чтобы я ее почесала.
- К вопросу о свинках… Вы же по-прежнему вегетарианка?
- Да. Придерживаться такого питания и на съемках было несложно. Я же не заказывала ананас в шампанском, хватало и тех вкусностей, которые нам приносили - помидоры, огурцы, арбузики. А я люблю всякие салатики, особенно бобовые.
- Вы слывете в московской богемной тусовке большой модницей. Можете сказать, что будет в моде в ближайший сезон?
- Просвещенность и образование. Мы живем в такое время, когда и того и другого очень стало не хватать. А мода, как правило, тоньше всего в нюансах реагирует на нехватку чего-либо.
- Войдут в моду просвещенность и образование, и жить станет лучше, благополучнее? Так просто?
- Понимаете, я уверена просто: наше благополучие в первую очередь зависит от нас самих. И неважно, к какой профессии, конфессии или партии мы принадлежим. Важно то, что лично мы делаем для того, чтобы жить достойно, как люди, как наши великие предки.
- У актрисы Артемьевой есть невоплощенная сценическая мечта?
- Мечтаю сыграть некурящую, невыпивающую, непокинутую, счастливую современницу.
У Николая Добрынина удалось все же выяснить, отчего звезды «Сватов» так неохотно говорят о продолжении проекта. И почему новые сезоны полюбившие сериал зрители в ближайшее время вряд ли увидят:
- Нам с Людой запрещен въезд на территорию Украины, где находится основная съемочная группа «Сватов». Чуть раньше невъездным стал Федя Добронравов за то, что поддержал позицию Путина по Крыму. Но мы-то молчали, просто со спектаклем «Близкие люди», помимо украинских городов, побывали в Крыму. И начался «показательный расстрел». До приезда в Крым я перефоткался со всеми погранцами. «Сваты» у них тоже любимый сериал. А мы были чуть ли не национальными героями. Все спрашивали, когда седьмой сезон начнется. Мы рвали залы на 1700 мест, куда набивалось на нас посмотреть до трех тысяч человек. Нас буквально забрасывали цветами в Днепропетровске, Харькове, Одессе. И вот садимся с охапками цветов в поезд, и тут заходят эсбэушники: «С вещами на выход, Николай Николаич!». Особист говорит: «Вы выступали на захваченной территории, в Крыму! Что вы там делали?». Я отвечаю: «Радость людям нес». Он: «А вы знаете, что не должны были этого делать?». В общем, нам с Артемьевой объявили, что должны одеть на нас наручники, сутки продержать, после этого допрашивать. Но так как мы их любимые артисты, нас просто отпустили с билетами в один конец.
- Вы играете свою лавстори с точки зрения юмора. В этом есть свои особенности? Какой жанр, на ваш взгляд, вообще больше подходит для того, чтобы рассказать о взаимоотношениях мужчины и женщины?
- Чувство легче выражать сердцем, тем более на сцене. Мне кажется, во взаимоотношениях мужчины и женщины должно присутствовать все. Потому что если там только одна драма или только комедия, будет скучно. Надо, чтобы была страсть, потом штиль. Не может быть с утра до ночи эйфория от такого глобального понятия, как любовь. Ведь она такая коварная штука, может обидеться и уйти к другим, которым нужна тоже.
- В конце зимы ульяновцы увидели спектакль Романа Виктюка «Служанки», в первой версии которого вы дебютировали на профессиональной театральной сцене. Тогда «Служанок» называли манифестом новой российской театральности. А чем он стал для вас?
- Да, это было в 1987-м. В этом году исполняется 30 лет. Уже третье поколение исполняет наши роли. Для меня очень важный момент в жизни - встреча с Романом Григорьевичем Виктюком. Это эпохально вообще в театральном мире. Был вечер до премьеры, и потом наступило утро. И казалось, даже мир стал другим. Мы его перевернули. И тому доказательство, что вот уже 30 лет постановка все так же востребована. Это спектакль-загадка, спектакль-страсть. Такие постановки рождаются раз в сто лет, и там звезды сходятся.
- В сериалах вы играли и реальных исторических персонажей - от отца Людмилы Гурченко до Леонида Осиповича Утесова в телепроекте «Орлова и Александров». Насколько сложнее воплощать образы персонажей, имеющих реальные прототипы, нежели придуманных сценаристами? И требуют ли такие роли какой-то особенной подготовки?
- К роли Леонида Утесова я готовился внутри очень долго и сложно. Мне режиссер Москаленко сказал одну вещь: она, может, для зрителя не важна, а для актера очень. Называется - «потяжелее». Я сам легкий на подъем, а режиссер мне: «Стань тяжелей». Нашел речь Утесова, переслушивал сотни раз. Даже один актер, который работал с ним последние годы, говорил мне потом: откуда, мол, ты знаешь, что он именно так весомо разговаривал? Ты лучше него говоришь. Я нашел этот тембр, правда, не знаю, как я его сделал. Но мне кажется, что за последнее время это мой самый любимый образ. А если бы все знали, как находить образы, то все стали бы великими и замечательными актерами.
- Недавний ремейк «Кавказской пленницы» с вашим участием не покритиковал только ленивый. Как вы сами относитесь к киноремейкам вообще и что бы в новой версии гайдаевской комедии сделали по-другому, будь ваша воля?
- Вы, наверное, ждете, что я брошусь на защиту этого фильма?.. Так вот, правильно делали, что критиковали. Я погорячился и совершил ошибку, согласившись на роль Балбеса. И больше этого делать не буду. Во-первых, Никулина не переиграешь. А просто повторять мимику великого Никулина, на которого я немного похож, неправильно. Я это понял только в процессе съемок. Во-вторых, съемками занималась неважнецкая кинокомпания, аферисты. Им просто нужно было отмыть деньги, и это я заявляю официально. Так что считайте это еще одним официальным заявлением - я ошибся. Признаю это и жалею. Больше так не буду.

Евгений Вяхирев

Читайте свежий номер газеты "Ульяновская правда"

661 просмотр