Большой театр - навсегда. Как проводили досуг ульяновцы сто лет назад

Премьеры, события, фестивали, гастроли - все это еще впереди, ведь Год театра только начинается. А пока самое время вспомнить некоторые страницы театральной истории Симбирска. Например, о том, как работал в нашем городе Большой театр… 
 

Вы думаете, что в тяжелые годы Гражданской войны народу было не до спектаклей? А вот и неправда. Например, в 1920-м работавший в Симбирском горкоме партии драматург Владимир Билль-Белоцерковский пишет пьесу «Шторм», в основу которой положены исторические события в Симбирске - Гражданская война, военная интервенция и впечатления автора от этих лет. Позже, уже в 50-е годы, эта пьесу назовут «первой вехой и началом живой истории советской драматургии и советского театра».

Артистов брали на учёт

Но вернемся в год двадцатый. Театральными делами тогда занимался Губернский отдел народного образования. 30 января 1920-го он выпускает обязательное постановление об организации Симбирского городского театра. Документ гласил:

«По постановлению Губернской коллегии отдела народного образования Симбирский городской театр после недели фронта закрывается сроком на 7 дней для проведения реорганизации его в техническом, санитарном и художественном отношениях. 15 февраля Симбирский городской театр преобразовывается в «Большой Рабоче-Крестьянский театр», каковое название присваивается ему навсегда. К означенному сроку производятся нижеследующие изменения в постановке театрального дела в Симбирском Большом Рабоче-Крестьянском театре».

Какие же изменения предполагалось внести в театральное дело? Первые перемены касались труппы. Ее рекомендовали пополнять, «вливая в нее свои лучшие силы», то есть выпускниками (студийцами) Симбирской губернской драматической студии сценического искусства. Причем «наиболее талантливые артистические силы, отвечающие всем революционным требованиям классового театра», брались Губернским отделом народного образования на особый учет! Заметьте: в пылу классовой борьбы слово «талантливые» все-таки не отвергалось.

Техническим вопросам в постановлении тоже уделялось пристальное внимание. При Симбирском Большом театре функционировала Губернская декорационная мастерская, которая постепенно должна была обслуживать всю губернию. В качестве рабочих в мастерскую командировались учащиеся старших возрастов и групп симбирских ремесленных училищ. 

Руководил Большим театром непосредственно подотдел искусств Губотдела народного образования, он назначал заведующего театром, приглашал технических служащих. Так что все было под контролем - от репертуара до рабочего сцены. Правда, упразднили существующую в послереволюционное время должность комиссара театра.

Бесплатные места уничтожаются

Вопрос вопросов, конечно, финансы. Их твердо решили использовать в благих целях: превратить Большой в показательный театр. В постановлении сказано:

«Ввиду распоряжения Наркомпроса о пользовании всей выручки субсидируемыми театрами для своих нужд Губотдел народного образования направляет все остатки чистого дохода на улучшение работы Рабоче-Крестьянского театра в гор. Симбирске в смысле превращения его в показательный театр».

На средства театра содержалась труппа, часть декорационной мастерской, тратили и на стипендию студийцам. Производились также расходы на освещение, отопление и другие хозяйственные потребности.

Теперь самое интересное. Губотдел не только распределил, куда расходовать деньги, но и распорядился насчет цен билетов. Нет, их не повысили. Цены местам оставляли прежние - 75 рублей. Но при этом… В постановлении есть раздел «Распределение мест». Начинается он с сурового указания:

«Согласно распоряжению Наркомпроса, все бесплатные места уничтожаются, за исключением: одно место - коменданту города, одно место - начальнику милиции, одно место - представителю печати, одно место - представителю Губчека. Именные ложи: Губкома РКП, две артистические ложи и ложа подотдела искусств. А также Губкому РКСМ - 15 бесплатных мест постоянных (для детей)».

Кроме того, в кассе ежедневно оставляли 50 мест для некоего отдела работниц. Если работницы в театр идти не желали, то невостребованные билеты в день спектакля после шести вечера поступали в продажу. 

Имелись в то время и свои внеочередники. Порядок был таков: в любое время вне всякой очереди могли купить билет в кассе члены РКП. Дальше шла первая очередь - красноармейцы, вторая очередь - члены профессиональных союзов, третья очередь - все остальные. Представители рабоче-крестьянской милиции и администрации театра должны были следить, чтобы билеты внеочередникам продавались строго по предъявлению членских книжек. Что ждало недисциплинированных зрителей? «Нарушение данного порядка влечет за собою предание суду по закону виновного» - жестко предупреждало постановление. Очевидно, что в такой обстановке никакие перекупщики билетов появиться не могли…

А «Гамлет» остался

Отдельно в постановлении отмечалось, что труппа должна выделять из своей группы артистов для турне по губернии, по другим театрам Симбирска и его окрестностей. Разумеется, «с определенным выработанным революционным репертуаром». А репертуар тот вырабатывался не художественным советом театра, а под «руководством лиц, назначаемых Губотнаробром». А что же главный режиссер? Главную режиссуру возложили на Т. Ивановского, поручив ему ответственность «в технической постановке и дисциплине».

В те годы театр в стране считали оружием классовой борьбы. Потому Губотдел народного образования установил революционный репертуар. До 1 мая распорядились поставить пьесы «Гибель Надежды», «Уриэль Акоста», «Савва», «Враги», «Смерть Лассаля», «Вильгельм Телль», «Зори Варихина», «Ткачи», «Жан и Малолона», «На заре», «Консул гранат», «Королевский брадобрей». Ныне вряд ли можно что-то сказать об этих забытых пьесах, но ясно, что именно они идеологически верно отражали классовую борьбу и чаяния народных масс. Но не так все было запущено. Классика тоже имела место. Приказали поставить из старого репертуара так называемый «художественный цикл»: спектакли «Тартюф», «Разбойники», «Коварство и любовь», «Бесприданница», «Потонувший колокол», «Гамлет», «Бедность не порок».

Любопытно, что для постановки спектаклей театр могли передавать Симбирскому пролеткульту, Симбирским пехотным командным курсам, Рабочей труппе Симбирского патронного завода, то есть профессиональные актеры помогали самодеятельным коллективам. 

Это постановление опубликовали в газетах, вывесили для руководства в здании Большого театра. А летом 1935 года при поддержке Наркомпросса СССР в Ульяновске создали Государственный драматический театр. Симбирский Большой ушел в историю, не удержался «навсегда».

Театр давно перестал быть оружием какой-либо борьбы. А герои «Бесприданницы», «Коварства и любви», «Гамлета» по-прежнему живут на сценических подмостках.

Анна ГРИГОРЬЕВА по материалам Государственного архива Ульяновской области 

198 просмотров