Профильная дезориентация

Девочка окончила школу, девочка поступила в университет, через несколько лет девочка устроилась продавцом-консультантом. История настолько типична, что вместо слова «девочка» можно написать множество реальных имен. Кто и чем должен помочь молодому человеку обрести любимую профессию и стать востребованным специалистом? На этот вопрос постоянно пытаются ответить власти, школа, родители и сами молодые люди…

Системные ошибки
У регионального минобра есть месяц на то, чтобы составить программу профориентации для каждой школы в Ульяновской области. О профессиональном самоопределении молодых людей говорили на очередном совещании с участием губернатора. Сергей Морозов считает, что имеющаяся стратегия - лишь «скопление заумных слов», а не инструмент, которым можно реально пользоваться.
Он распорядился переделать документ и особое внимание уделить «ранней проф-ориентации»: прописать работу не только со старшеклассниками, а со всеми школьниками, начиная с первоклашек. Желательно убедить детей и подростков идти в технические училища, а потом на заводы.
Если вникнуть в «заумные слова», то системная работа министерства образования сводится буквально к следующему: беседы с профессионалами из разных сфер, экскурсии по предприятиям и работа профильных классов. Все вроде бы правильно, и ничего нового. Тогда почему вузы ежегодно продолжают выпускать «специалистов», которые не могут найти работу, почему предприятия продолжают жаловаться на нехватку квалифицированных кадров? Значит, есть какие-то системные ошибки в системной работе. Это все понимают, но не могут их найти.
На совещании было много высокопоставленных лиц, но почему-то не было тех, кого проблема касается непосредственно, - молодых людей. Пока программа профориентации в процессе написания, мы попросили студентов и молодых специалистов высказать свое мнение по этому поводу. В результате услышали несколько ценных замечаний, на которые правительству стоит обратить внимание.

НЕпрофильный класс
Яна - художник-конструктор одной из мебельных фабрик Ульяновска. Учится на последнем курсе кафедры промышленного дизайна УлГУ. Работу по специальности с неплохой зарплатой нашла без особого труда. Взяли ее без опыта, то есть с пустой трудовой. На деле весь необходимый опыт она получила в вузе. Яна отмечает, что их специальность - одна из немногих в высшей школе, где минимум теории и максимум практики: «Если собрать все мои лекции за годы учебы, то получится только одна толстая тетрадка. Если собрать все учебные работы и проекты, можно наполнить грузовик. С горкой».
Девушка говорит, что определиться с профессией ей помогла семья. Мама заметила, что дочка постоянно рисует, что мгновенно соображает, как соорудить шалаш, чтобы он не падал, и справляется с самыми сложными конструкторами. Поддержала ее решение пойти в художественную школу, а позже - в вуз на дизайнера, несмотря на скептическое отношение знакомых к творческой профессии и стереотип, что все художники - нищие.
Тем временем в школе Яна училась в профильном классе, химико-биологическом. Там, где готовили в основном будущих студентов медицинского.
«Школа в поселке всего одна, выбора не было, - рассказывает Яна. - А как образовывали профильные классы? Проводили опрос, и какой профиль выбирало большинство, такой и делали для твоей параллели. Старших школьников делили на две части: обычные классы и профильные. Все хотели попасть во вторую категорию. Потому что считалось, что там учатся умные. Вот и шли туда даже те, кто этот профиль во время опроса не выбирал. Пять лет прошло, как я школу закончила, но не думаю, что эти принципы изменились. В общем, благодаря профильному классу я поняла, что ни за что в жизни не хочу быть медиком, биологом или химиком».
Как сообщает региональное министерство образования, в прошлом учебном году в области было открыто 357 профильных классов для более чем шести тысяч школьников. Самый распространенный профиль - технологический, где готовят будущих агротехников или специалистов в сфере информационных технологий, его выбрали 24 процента учеников. На втором месте по популярности - физматы, на третьем - социально-гуманитарный профиль: двадцать и семнадцать процентов соответственно. Десять процентов учащихся предпочли остальным химико-биологический профиль.

Кому нужны два высших
Анастасия всю жизнь прилежно училась. В школе была отличницей, потом получила два высших образования: по одному диплому стала юристом, по другому, с отличием, - рекламистом. Когда на последнем курсе стала искать работу юриста, столкнулась с тем, что ее первоклассные знания мало кому нужны. «Классическое образование и реальная работа - вещи разные, поймите», - говорили на собеседованиях, не глядя на оценки. Но сами работодатели выделять наставника для молодого неопытного специалиста не хотели или не имели возможности. Искали только готового сотрудника.
Настя признается, что в итоге устроилась «по блату» в небольшую фирму, где были готовы ее натаскивать, но платили всего четыре тысячи. Через три месяца работы почти задаром запал пропал. Уволилась. С тех пор прошло два года, девушка говорит, что махнула рукой на юридическую карьеру, потому что после долгого простоя квалификация юриста утрачивается.
Настя вспоминает, как решила стать юристом. Для текста одного из школьных диктантов учительница взяла речь известного оратора Анатолия Кони. Девушка стала читать другие его выступления и думать: до чего это интеллигентная, изящная профессия. Сплошная романтика!
Разочарование постигло ее и в должности менеджера по продажам в рекламном агентстве: «Нет, вы представьте, каково знать все маркетинговые теории и сверхприбыльные рекламные стратегии, разбираться в коллизиях международного права и при этом всего лишь продавать полосы в рекламном каталоге фирм?».
Работу по душе Анастасия нашла после нескольких лет метаний. Стала закупщиком на УАЗе. «Многие мои знакомые относились к заводу скептически, кто-то даже негативно, - рассказывает Настя. - А оказалось, это то место, где еще готовы «делать» профессионалов. Думаю, такая же ситуация на многих заводах области. Первые полгода начальник отдела сам разъяснял мне тонкости работы. Оказалось, что мое высшее образование подошло для «экономической» должности, потому что мы изучали экономику, статистику, деловое общение и коммерцию. Но я не знала об этом раньше. В вузе нас почему-то ориентировали на несколько другие должности…».

Романтика и реальность
О том, что выбрал профессию, поддавшись романтическим порывам, а потом разочаровался, говорит и 23-летний Виктор: «Лет в пятнадцать у меня был сдвиг на всякой бизнес-литературе. Как открыть свое дело и все такое. Начал смотреть описания разных специальностей и решил, что больше всего моим желаниям соответствует «менеджмент организации». Пошел учиться этому делу в наш политех».
Скоро Виктор понял, что и книги, и речи преподавателей оторваны от реальности: «В представлении педагогов менеджер - это управленец на предприятии от среднего звена и выше. Но никто ни разу не сказал, как до этого среднего звена добраться. А кто пустит вчерашнего студента на управленческие должности?».
Молодой человек признался, что смыслом последних лет его учебы в университете была отсрочка от армии, а потом он «помотался и стал спокойно работать не по специальности».
Рассуждая о государственной стратегии в области профессионального ориентирования молодежи, Виктор высказал мысль, что усилия надо направить не на школьников, а на студентов и вообще всю систему профессионального образования: «Если выбор будущего предоставить самим школьникам, а не их родителям или другим взрослым, то они выберут то, что им по-настоящему интересно. Этот интерес, если не сломается ни обо что, то сделает их потом богатыми, знаменитыми, счастливыми. Думаю, что слом происходит именно в университете. Где куча лишних предметов, которые на практике никак не пригодятся, где учат люди, которые всю жизнь занимались только лекциями, дипломами и курсовыми и ни дня не работали по специальности, которую преподают. У них на бумаге все гладко, а нам потом больно в реальные овраги падать».

Бесхозные технари
Недостаточно только морально настроить молодых на технические специальности. Они, может, и рады были бы работать на заводах, если бы там были достойные условия труда. Прежде надо привести в порядок сами заводы, а потом зазывать туда молодежь.  Иначе получится настоящая антиреклама. Об этом горячо рассуждает бывший студент и нынешний молодой преподаватель машфака УлГТУ Аполлон Степанов.
«Когда на младших курсах я увидел наши заводы, хотел отчислиться, - говорит он. - Грязь, техника времен войны. Да, в СССР делали хорошее оборудование, за счет него мы еще держимся на плаву. Но ничто не вечно. На устаревшей технике можно делать только никому не нужные вещи, а значит, они не будут продаваться, значит, у рабочих не будет зарплаты. Новые станки нельзя ставить в старые цеха. Нужны новые заводы».
Аполлон также уверен, что правительству, в первую очередь, стоит заняться профессиональным образованием, самими педагогами, а не столько детьми: «У нас на машфаке оборудования нет, студентов учат по картинкам. Впервые за 20 лет, правда, открыли класс программирования станков с помощью «Гильдемайстера», но это только один класс. У наших преподавателей шесть тысяч зарплата. У доцента - десять. Кто будет нормально учить инженеров за такую зарплату? Пожилые преподаватели, может, и будут работать еще несколько лет, а потом некому будет. Меня, например, пока держит диссертация, но скоро и я оттуда свалю».
Аполлон показывает видео на телефоне, как в их лаборатории вода с крыши заливает станки и измерительные комплексы. «У нас токарный станок с контурной системой уже сгнил, - комментирует он. - Нет денег крышу покрыть, и это главный технический вуз области».
Молодой педагог говорит, что потребность в технических кадрах огромна, не только в регионе и стране, а вообще в мире. Только велика разница в зарплатах у наших и зарубежных фирм. «Один мой товарищ работает в Ульяновске на «Гильдемайстере», получает 70 тысяч, а друг на моторном заводе - пятнадцать. Одногруппник на «Авиастаре» девять тысяч получал, теперь двенадцать», - приводит он примеры и еще раз подчеркивает, что взрослые, прежде всего, должны взяться за себя и привести в порядок свои дела. Ведь дети учатся жить по их примеру.

Екатерина Нейфельд
 

1032 просмотра