56,36
68,82
11:13 | 17 января 2018
Корзина: пусто
PDF-подписка

Симбирск в годы революции: 5 граммов мыла в месяц и хлеб по карточкам

Великая Российская революция, которая объединила в себе события февраля и октября 1917 года, падение монархии и провозглашение республики, установление советской власти и кровопролитную Гражданскую войну, занимает особое место в истории XX века не только нашей страны, но и всего мира.

Она до сих пор остается предметом изучения и активного обсуждения. Кто был прав и почему? Какие идеалы выдержали историческую проверку на прочность? Какие проявления общенационального кризиса наблюдались в Симбирской губернии? Как происходило провозглашение советской власти в Симбирске? И вообще – КАК ЭТО БЫЛО?

Эти и другие вопросы в своей лекции «Люди и судьбы. События 1917 года в Симбирской губернии по страницам газет и архивным документам» осветила кандидат исторических наук, заведующая кафедрой методики гуманитарного и поликультурного образования Ульяновского государственного педагогического университета им. И.Н. Ульянова, председатель регионального отделения Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания Марина Алексеевна Бравина.

В свою очередь лекция ведущего специалиста в области истории революции 1917 года стала продолжением программы мероприятий, разработанных сотрудниками Музея-заповедника «Родина В.И. Ленина» и посвященных 100-летнему юбилею Великой Российской революции. Она была организована в рамках грантового проекта «Симбирский разлом. Люди и судьбы», который был поддержан фондом «История Отечества» Российского исторического общества. Ощутить революционную эпоху, почувствовать настроения современников этих событий помогла выставка «С КРАСНОЙ строки», где проходила лекция.

Симбирск в условиях катастрофического существования

- Революция 1917 года - это тема моего многолетнего исследования, которое потом вылилось в диссертацию «Повседневная жизнь Симбирска в условиях революции и Гражданской войны». Я не один час провела в архивах, где брала и изучала документы, которые касались организации быта, повседневной жизни, досуга симбирян. Знаете, страшно было читать, - с этих слов начала свою лекцию Марина Алексеевна, продолжив конкретными примерами.

В Симбирске тогда выдавали 5 граммов мыла в месяц! Хлеб был по карточкам: нормы, конечно, были выше, чем в блокадном Ленинграде, но ненамного. Детям выделяли стакан молока раз в неделю. Условия катастрофического существования стали нормой жизни. Кроме того, Симбирск то и дело затрагивали природные катастрофы, такие как оползни. Так, накануне Первой мировой войны весь волжский косогор уполз и снёс всю дорогу, весь подъезд к Императорскому мосту.

И люди во всём этом жили. Более того, они радовались, организовывали досуг, устраивая праздники. Несомненно, в значительной степени помогал им жить невероятный революционный энтузиазм, невероятная вера в то, что они строят новый мир, и они его обязательно построят.

Готовность праздновать всё вместе со всеми

В 1918 году был принят Декрет о выходных и праздничных днях. В перечень праздничных дней вошли новые государственные праздники, такие как День Парижской коммуны, 1 Мая, годовщина Октябрьской революции и так далее. Кроме того, в этом декрете были сохранены традиционные (религиозные) праздники. Большевики, конечно, пели гимн "Интернационал", что «весь мир насилья мы разрушим до основания», но понимали, что трогать традиционные праздники - это себе дороже. Таким образом, осталась Пасха, Рождество, Курбан-байрам и другие. Однако симбиряне попытались ещё более расширить список праздничных дней.

В апреле 1919 года рабочие машиностроительного завода, который на тот момент был единственным заводом в Симбирске, пишут коллективное письмо. Адресовано оно было товарищу Иосифу Михайловичу Варейкису - председателю Симбирского губкома РКП(б), члену Революционного военного совета Симбирска. Письмо стало результатом заседания. Его подписали по секциям: в православной, католической, протестантской, мусульманской, иудейской. Подписывались кто как может или один за другого, если кто-то был неграмотный.  А подписывались они под очень любопытным документом. Текст его звучал примерно так: «Мы, рабочие родины Ленина – рабочие-интернационалисты, выступаем с предложением и готовы праздновать все праздники с нашими друзьями пролетариями-интернационалистами».

- Получалось, что и иудеи, и католики готовы праздновать Куран-байрам, мусульмане – Пасху и Рождество, - пояснила лектор. - Уровень социальной наивности был потрясающим. Они так и пишут: «Наши православные братья пролетарии будут праздновать Пасху, а нам, мусульманам, приходится работать, нам обидно». Поэтому, чтобы никому обидно не было, они вышли с таким предложением - отмечать всем вместе и традиционные праздники. Но вот ответа товарища Варейкиса симбирским пролетариям найти в архиве не удалось.

Заявление симбирских пролетариев о готовности праздновать всё вместе со всеми, с одной стороны, вызывает улыбку, но с другой стороны - понимаем, что в условиях беспросветности люди хотели жить здесь и сейчас.

Как «призрак» обрёл кровь и плоть?

- История перестала быть наукой о прошлом, - напомнила Марина Алексеевна. - История - это наука о настоящем, которая определяет будущее. Исходя из этого, Великая Российская революция 1917 года с точки зрения современного понимания истории - это не прошлое. Это то событие, которое, несмотря на всю свою столетнюю давность, продолжает определять картину современного мира. И современный капитализм стал таким, какой он есть только под влиянием Великой Российской революции.

Ещё Карл Маркс в 1848 году в своём программном Манифесте Коммунистической партии заявил, что пролетариям нечего терять, кроме своих цепей, а обретут они в результате победы весь мир. На это мало кто обратил внимание. Этот документ начинается так: «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма».

Русская революция, воплотив в себе всё, что было написано Марксом, показала миру, что бывает, когда этот призрак обретает плоть, кровь, когда он становится реальностью. Это до такой степени напугало власть предержащих в развитых капиталистических странах, что начинаются преобразования: первой ласточкой был новый курс Рузвельта и дальше по нарастающей. Но капитализм изменился. И в этом есть великая роль именно Октябрьской революции.

Первопричина - кризис власти

Чтобы не допустить повторения революции, надо знать её причины. Причины Российской революции стали складываться в 1916 году. Это год апогея общенационального кризиса.

В первую очередь это был кризис самой власти. Сейчас трудно судить, что тогда было правдой, а что - неправдой. Но, по словам Марины Бравиной, Николай II вёл свой дневник с 12 лет, который представляет очень интересный исторический источник. Особенно интересно сопоставлять, что он писал и что на тот момент происходило в его стране.

Что царь писал в своём дневнике? Он писал распорядок дня: во сколько он поел, что поел, чем запил, сколько времени гулял. Или, допустим, у него была такая забава – он любил стрелять ворон. В дневнике он скрупулёзно записывал количество убитых ворон.

В феврале 1917 года главный начальник Петроградского военного округа Сергей Семёнович Хабалов шлёт царю панические телеграммы, в которых он пишет, что рабочие захватывают полицейские участки, рабочие захватили арсенал, начался переход военных частей на сторону революции. А царь пишет в дневнике следующее: «Сегодня получил телеграмму от Хабалова. Был снегопад, поэтому долго погулять не удалось».

Что касается Матильды Кшесинской, он в дневнике писал: «Сегодня был у Малечки». Конечно, он не описывал, чем с Малечкой он занимался, но у Матильды Кшесинской была определённая репутация в обществе. Явно, они не чай распивали.

«Министерская чехарда»

И этот паралич власти формировался в течение многих лет. Окончательно он проявился в 1916 году. Ситуация, которая сложилась, была названа «министерской чехардой». Напомним: чехарда – это подвижная игра, когда участники перепрыгивают друг через друга. По малограмотным запискам царского фаворита, советника Григория Распутина с 1914-го по 1916 год, министры менялись, как перчатки. За этот период в стране сменилось пять премьер-министров, пять военных министров, три министра юстиции, три министра внутренних дел. Они бумаги не успевали разбирать на столе, как их снимали и ставили нового. А потом могли вернуть старого. Иван Логгинович Горемыкин, например, возвращался три раза в кресло премьер-министра. Ему было уже глубоко за восемьдесят. Когда что-то обсуждалось, он просто дремал и был удобен тем, что не спорил с императрицей.

Алексей Николаевич Хвостов, который на короткое время стал министром внутренних дел и попытался навести порядок, был быстро снят. Именно он попытался снабдить центральные города России продовольствием. Тем временем в Сибири гнило продовольствие, перед Уралом развелось невиданное количество крыс. Порядка 60 тысяч вагонов с продовольствием скопилось за Уралом, а центральные города голодали, причём голодал в основном пролетариат. Это тоже явилось фактором социальной напряжённости. Хвостов попытался протолкнуть эти вагоны. А это можно было сделать одним способом: приостановить на время военные поставки, на которых многие наживались. Но оказался неугоден. Его выгнали даже без выражения монаршей признательности за его деятельность на этом посту.

А самый центр Петрограда гудел от балов. Как потом писали в эмиграции их участники: «Никогда Петроград не знал таких балов, таких обедов, таких изысканных ужинов». Фиалки на эти балы везли с побережья Средиземного моря. Устриц доставляли в чугунной ванне в воде с определённой температурой прямо в петроградские рестораны. Тем временем в рабочих кварталах стояли многокилометровые очереди за хлебом.

В губерниях - погромы

Паралич власти был полный. Верховная власть фактически распространялась на территорию Царского села и ставки. В губерниях губернаторы действовали на свой страх и риск, потому что никаких указаний из Петрограда не поступало. А если они и поступали, то вносили дополнительную сумятицу.

Когда в 1916 году царским правительством была установлена продразвёрстка, то есть изъятие хлеба у крестьян по определённым нормам, в провинциях начались погромы. Погромов не избежал и провинциальный Симбирск, в первую очередь громились хлебные склады. Они находились в районе центрального рынка (Авт.: он и сейчас там находится). Интересно, что крестьяне привозили это продовольствие, а потом объединялись и громили. Конечно, в результате погромов продукция захватывалась. В Симбирске, кроме этого, были сахарные и чайные погромы, которые частенько проходили непосредственно в магазинах. Наиболее известные погромы 1917 года – винные, и Симбирск в этом деле тоже не отставал от столиц. Губернаторы не могли справиться с такой ситуацией. Вертикаль власти практически не функционировала.

Вся власть Советам?

Кто же осуществлял властные полномочия после февраля 1917 года? На себя эти властные функции берут земства. И земства начинают очень активную деятельность, понимая, что бы там ни происходило в столицах, необходимо обеспечивать жизнь здесь, на месте. Февральская революция пришла в провинцию по телеграфу, то есть министр печати разослал телеграммы о том, что во главе всех событий стоит Государственная дума. На местах это признали, приняли, губернаторы были отстранены от занимаемой должности, и властные функции на себя приняли органы самоуправления. Но деятельность земских органов - особая страница, которая требует отдельного разговора.  

В 1917 году появляются своеобразные новые органы власти - Советы. Таким образом, начался период двоевластия, то есть на местах в провинциях действовали комиссары Временного правительства при поддержке земских органов и по примеру первого Совета в губерниях создавались местные Советы.

Были и исключения. Так, до революции в состав Симбирской губернии входил ещё и Алатырский уезд. Там группа социально активных граждан с криминальным уклоном заявила, что им не надо ни комиссаров, ни Советов, они сами себе власть, после чего начинают осуществлять властные функции.

Если говорить конкретно о Симбирске, то стоит отметить, что здесь не было настоящего пролетариата. Симбиряне представляли своеобразную социальную группу. Поскольку Симбирск был полупатриархальным городом, здесь жил полупролетариат. Если пролетариям нечего было терять, кроме своих цепей, то симбирским пролетариям было что терять. Они жили в собственных домах, где имели приусадебные участки, занимались различными промыслами, мелкой торговлей. То есть они представляли собой что-то среднее между мелкой буржуазией и настоящим пролетариатом.

Армия и дезертирство

Но самым опасным явлением было то, что фактически из любого подчинения власти выпала армия. Собственно, это явление было спровоцировано Петросоветом, принявшим 1 марта 1917 года знаменитый Приказ № 1, согласно которому отменялось единоначалие и власть передавалась солдатским комитетам. А солдатские комитеты формировались по принципу «Густав громче всех орёт, Густав пусть идёт вперёд». Кто громче кричал, они и вершили судьбы: направляли всю ненависть на офицеров и расправлялись с ними, в общем, вершили самосуд. Быть офицером – было просто опасно для жизни. Случаев самосуда перевалило за несколько сотен, причём офицеров лишали жизни самыми изощрёнными способами. Не случайно символом эпохи стал человек с ружьём. Это был одним из самых распространённых образов того, кто вершит революцию и судьбы.

- Но главная опасность заключалась в том, что на тот момент не нашлось людей, которые бы на практике, понимая сколь опасно разжигание бесконечной вражды и войны всех со всеми, попытались бы это прекратить, - подчеркнула кандидат исторических наук. - Во что выливались бесконечные митинги? Они выливались в один лозунг: «Долой!», то есть всё уничтожить, всех ликвидировать и убрать. Конечно, этот максимализм – характерная особенность национальной российской ментальности. Мы умеем любое действие доводить до логического завершения, поэтому слова «Весь мир насилья мы разрушим до основания» - в общем-то это наше всё, мы это умеем делать. А потом с таким же энтузиазмом создаём что-то новое. Война в значительной степени повлияла на массовое сознание. Она поставила вопрос насилья в центр всей повседневной жизни людей как единственный способ разрешения любых противоречий. То есть если кто-то с чем-то был не согласен, его убивали. Отсюда была эскалация вооружённого насилия.

В 1916 году одной из сторон общенационального кризиса становится массовое дезертирство. Фронт оставили 1 миллион человек. С учётом того, что численность действующей армии составляла 5,5 млн человек, получается, пятая часть ушла с фронта. Причём люди уходили вооружёнными. До Февральской революции 1917 года армию оставило ещё 300 тысяч человек. Но ушли они не домой, потому что по закону военного времени дезертирам только одна судьба светила – быть расстрелянными. Конечно, проще всего было потеряться в крупных городах.

Почему они не бежали в провинциальные города? В Симбирске, к примеру, затеряться было сложно. На тот момент здесь проживало около 40 тысяч человек, каждый друг друга знал не только в лицо, но даже был частенько родственником.

Эта масса дезертиров стала главным источником формирования Советов солдатских депутатов. Она всячески усиливала напряжённость в обществе, формировала позитивное отношение к массовому разрушению всего и вся.

- В заключение ещё раз подчеркну, ситуация в 1917 году была тяжёлая, поэтому революционные события  были неизбежны, - отметила, завершая лекцию, Марина Алексеевна Бравина. - Нужно помнить, что ничего не возникает из ниоткуда. И любые социальные явления порождаются нами. И чтобы не повторять трагических уроков истории, нужно знать переломные события и помнить о них. И не надо быть Иванами, не помнящими родства, не надо сносить памятников, какие бы они ни были, не надо поднимать вопрос, что делать нам с Ильичом и так далее. Историческая память народа - целостная память. И я хочу напомнить первые строки нашей Конституции: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле». У нас – общая судьба. И, соответственно, эту общую судьбу надо знать. Надо знать общую историю и общую культуру. И поэтому те, кто продолжает науськивать одни социальные группы на другие, те, кто продолжает кричать с экранов, что «Россия на пороге революции» – гнать поганой метлой и не слушать. Революция – это такое потрясение, переживать которое лично каждому совершенно не нужно.

Ирина Антонова

Фото автора

20 ноября 2017 г. 07:00
  • 521 просмотр