59,99
70,70
01:26 | 18 ноября 2017
Корзина: пусто
PDF-подписка

Неизвестный 1917-й: мистические совпадения в жизни Ленина и Керенского

Это удивительно, что в 1917 году два человека, уроженцы Симбирска – небольшого провинциального городка, - фактически оказались у руля революционной реформы в стране.

Один, Александр Керенский, был лидером Февральской буржуазно-демократической революции. Другой, Владимир Ульянов (Ленин),  совершил Октябрьский переворот (как его называл сам Ильич), который позже стали именовать Великой Октябрьской социалистической революцией. Это теперь эти две совершенно разные революции объединили в общее понятие «Великая Российская революция».

К событиям 1917 года оба лидера - и Владимир Ульянов, и Александр Керенский - шли примерно одинаково, начиная с самого рождения. Это хорошо показывает выставка Государственного архива Ульяновской области «Симбирская провинция в эпоху Великой Российской революции».

В экспозиции представлены два уникальных документа - метрические книги, где зафиксированы даты рождения Владимира Ульянова и Александра Керенского.

 

Одна была составлена в Никольской церкви в 1870 году. Этот храм хоть и стоял в центре города, но приход имел не самый большой, судя по записям в метрике. Так, в метрической книге за 1870 год Володя Ульянов зарегистрирован восьмым по счёту мальчиком с начала года. В его записи были указаны: дата рождения – 10 апреля по старому стилю (22 апреля), крещение – 16 апреля, имя - Владимир. Отец – коллежский советник Илья Николаев Ульянов (писали ещё по старинке без окончаний отчеств. – Прим. авт.) и его законная жена Марья Александрова, оба православного исповедания. Восприемники, то есть крёстные, - действительный статский советник Арсений Фёдорович Белокрысенко – руководитель симбирской удельной конторы и вдова, коллежская ассесорша Наталья Ивановна Ауновская (мать друга Ильи Николаевича. - Прим авт.). Священник - Василий Умов и дьякон – Василий Знаменский.

 

Соответствующая книга есть и о рождении Александра Керенского. Причём если Владимира Ильича окрестили в течение недели после рождения, как чаще всего и было, то запись об Александре сделана только 6 июня, хотя родился он 22 апреля по старому стилю (4 мая). 1918 год внёс коррективы в календарь. Тянули долго с крещением, т.к. ждали из Казани деда - полковника Александра Алексеевича Адлера и его дочь (авт.: родная тётка Керенского по матери) Анну Александровну Адлер. Они стали восприемниками Александра. В строке о родителях сказано: отец - Фёдор Михайлович Керенский,  коллежский советник, и его законная жена Надежда Александровна, оба православные. Интересно, что мальчика крестили в Тихвинской церкви, а сам обряд совершил священник Василий Сарогожский – законоучитель гимназии, настоятель гимназический церкви Сергия Радонежского, коллега Фёдора Михайловича.

- Просто какая-то историческая мистика! – говорит ведущий архивист Антон Шабалкин, который провёл для нас экскурсию. - Когда и где такое было в истории, чтобы два лидера двух революций родились в одном городе, ходили  по одним и тем же улицам? Можно сказать, они росли на расстоянии видимости. Только друг с другом они не общались, между ними была разница в 11 лет. Более того, у обоих на момент их появления на свет отцы - коллежские советники, которые позже дослужились до действительных статских советников, то есть по военным меркам с полковника до генерал-майора, оба – педагоги. И оба молодых человека, и Владимир, и Александр, избирают стезю юристов. И всё это, в конце концов, их сводит в 1917 году к непримиримому противостоянию. Причём если Керенский - это продукт Февральской революции, которого события «вынесли» на арену политической истории, то Ленин – это творец Октябрьской революции, её идеолог, её организатор.

Позже Александр Керенский писал в своих мемуарах: «По иронии судьбы три человека, жизнь которых тесно сплелась в критические годы истории России: всеми ненавидимый последний царский министр внутренних дел Протопопов, Владимир Ленин и я, были уроженцами Симбирска».

 

Керенский арестовал земляка - царского министра Протопопова

Действительно, помимо Ленина и Керенского, последний царский министр внутренних дел Александр Дмитриевич Протопопов также был симбирянином. Его фото тоже можно увидеть на архивной выставке. Он избирался в 3-ю и 4-ю Государственную думу от Симбирска, дворянин Карсунского уезда, крупный фабрикант, один из учредителей и видных деятелей различных объединений суконных промышленников. Но в 1916 году он изменяет оппозиционному правительству, думскому большинству и по протекции Григория Распутина занимает министерский пост. Его считают одним из самых неудачных министров внутренних дел в истории Российской империи. Доходит до того, что, когда вершится Февральская революция, к нему приходит кто-то из подчинённых и спрашивает: «Александр Дмитриевич, а если это революция?». На что Протопопов отвечает: «Да что вы! Если революция будет в России, то лет через пятьдесят». Спустя несколько дней ему приходится скрываться, но потом нервы не выдерживают, и бывший министр приходит сам в Таврический дворец и сдаётся, его арестовывает лично земляк Александр Керенский. А в 1918 году, когда у власти находится другой земляк, Ленин, Протопопова по приговору ВЧК расстреливают.

 

Но «как причудливо тасуется колода!», сказал герой Булгакова. Симбирск в 1917-1918 годах становится местом проживания дочки Григория Распутина – Матрёны. Она стала женой внука одного из лучших типографов Симбирска, владельца типолитографии на Большой Саратовской Александра Тимофеевича Токарева. Именно в ней печатались труды архивной комиссии и книги выдающегося симбирского краеведа Павла Мартынова.

А сам Павел Любимович Мартынов в 1916 году начинает писать «Краткий словарь симбирских деятелей и уроженцев, чем либо выделившихся из общего уровня повседневной жизни». Он на тот момент уже немолод, в 1917 году ему исполнилось 70 лет. Наряду с именами, которые уже давно были в истории, например, Хитрово, Языков, он пишет и о тех, кто творит историю фактически на его глазах. Мы можем увидеть в этом словаре, хранимом в архиве, что Ленину краевед отводит место в основном составе списка.

Интересно наблюдать, как это всё пишется и редактируется. Он записывает: «Ульянов Владимир Ильич - всемирно известный социалист-теоретик и демагог». А на полях спустя какое-то время дописывает: «Вождь международного пролетариата. Под псевдонимом «Ленин» сыграл видную», но после это слово зачёркнуто, заштриховано ещё несколько слов (к сожалению, их не разобрать), а сверху надписано: «одну из главных ролей в российской революции. Родился 10 апреля 1870 года в Симбирске, где отец его служил директором народных училищ. Воспитывался в Симбирской гимназии, затем в Казанском университете, вскоре же был исключён как политически неблагонадёжный, и только через несколько лет окончил университетский курс юридического факультета и с тех пор целиком посвятил себя революционной работе».

О Керенском только небольшая приписка на полях: «Керенский Александр Фёдорович - министр юстиции Временного правительства в 1917 году. Родился и первые годы детства провёл в Симбирске, где отец его был директором классической гимназии». Всё! Политических оценок он ему не даёт.

В архиве хранится и календарь 1917 года, где на страничке за 7 мая изображён Протопопов в качестве министра внутренних дел. Разумеется, календарь печатался за несколько месяцев до революции, когда никто не предполагал, что в этот день Александр Дмитриевич уже будет под арестом. Кстати, эти календарные странички служили дневником отставного генерала Антония Викторовича Глинского, на их обороте он записывал свои впечатления о 1917 годе.

Запись Мартынова о Протопопове, пожалуй, одна из самых резких во всём словаре, в ней есть такие строки: «Своим карьеризмом и казнокрадством немало способствовал падению самодержавия в России».

Народ вспоминал о юности Ленина

В архиве сохранились и народные воспоминания о юности Ленина, которые собирали студенты педагогического института по заданию филолога Петра Сергеевича Бейсова. В селе Усолье Сызранского района (раньше Симбирская губерния, сейчас Самарская область. – Прим. авт.) со слов местного старожила Александра Петровича Дерюгина, которому шёл 81-й год, записали рассказ, из которого видно, как накладывается пропагандистский образ «доброго дедушки» Ленина на бытовые эпизоды.

«Приехал в село Шиловка, где мой отец работал в местной школе учителем, Илья Николаевич Ульянов. И с ним приехал Володя. Это был очень весёлый, юркий, неугомонный мальчик, он страстно любил Волгу, играл с крестьянскими ребятишками, буквально всем интересовался, во всём находил смысл возиться. У моего отца было большое домашнее хозяйство. И вот Володя взял шапку, нашёл на дворе гнёзда и набрал полную шляпу куриных яиц. Радостный и возбуждённый добычей, он бежит к моей матери и кричит: «Тётя, тётя, посмотрите, сколько я их нашёл, целую шапку!». Дальше он на крыльце спотыкается, падает, яйца вдребезги. Володя плачет: «Тётенька, я нечаянно, только папе об этом не говорите. Жалко ведь яйца. Сколько рабочих можно было бы ими накормить!».

 

Есть и другое, не менее любопытное воспоминание за 1957 год (к 40-летию революции)  Самуила Сергеевича Саввушкина – бывшего рабочего Петроградского патронного завода, того самого, которому присвоили имя Володарского. С этим именем он был перевезён в Симбирск. Саввушкин лично встречал Владимира Ильича весной 1917 года. Он писал следующее: «Долго ждали поезд, он пришёл с большим опозданием часа в два ночи 3/16 апреля. Встречать Владимира Ильича пришли тысячи людей - вся площадь против Финляндского вокзала. Симбирская и Финский переулок были заполнены народом. Пришли встречать Ленина и от Временного правительства Чхеидзе, Скобелев, Чернов. Они хотели было выступить, но им не дали. Владимир Ильич с лестницы вокзала обратился к встречавшим его с речью, призывая превратить социальную революцию в социалистическую. Рабочие подняли Ильича на руки, понесли и поставили на броневик, стоящий у вокзала, откуда Владимир Ильич сказал свою историческую речь. После этого броневик проследовал по Финскому переулку, Боткинской улице, через Самсоньевский мост, к бывшему дворцу Кшесинской…» (той самой Матильды).

- Таким образом, из письма выясняется, что Ленин, долгое время бывший в эмиграции, приезжает в Петербург и попадает прямо на улицу Симбирскую (сейчас это улица Комсомола), - делится Антон Шабалкин. - Просто нарочно не придумаешь. Но это ещё не всё. Дальше она пересекается с улицей Арсенальной, а там находился патронный завод, который в 1918 году эвакуируется в Симбирск. Совпадения удивительные!

Начало. Продолжение следует.

Ирина Антонова.

Фото предоставил Государственный архив Ульяновской области.

30 сентября 2017 г. 07:00