Десятилетние язвы

Радиоактивный Соловьев овраг, нефтяное загрязнение в Винновской роще, Красноярская свалка - главные экологические язвы Ульяновска, которые не могут залечить уже много лет. В очередной раз о них говорили на совещании аграрного комитета в ЗСО.
Чистая земля
Самая застарелая рана - радиационное загрязнение в Соловьевом овраге. В 
1965 году после пожара на одном из заводов туда выбросили радиоактивные детали. Правда, о том, что овраг «фонит», стало известно только в 1990-е годы. С тех пор начались разговоры о том, что зараженную землю нужно дезактивировать. И, по словам начальника управления охраны окружающей среды администрации Ульяновска Александра Курашова, сейчас решение этой проблемы вышло на финишную прямую. 
В начале этого года Росатом разыграл аукцион и определился с организацией, которая должна заниматься очисткой от радиации Соловьева оврага. Работы начались на этой неделе. По плану «фонящую» землю из оврага уберут, а территорию рекультивируют. Закончить все планируют к середине осени. 
- Зараженными являются 20 кубометров земли на площади 30 квадратных метров. Но из хозяйственного использования из-за этого были выведены 36 гектаров. Как только все работы в Соловьевом овраге будут закончены, можно будет говорить о том, что эти земли город сможет полноценно использовать, - рассказал Александр Курашов. 
Дизельное озеро
О нефтяном загрязнении в Винновской роще известно с 1990-х годов, но его причины и виновник - тайна, покрытая мраком. Хотя сорвать этот покров пытались неоднократно. До сих пор одной из основных версий называют последствия работы железной дороги. Изначально думали, что это топливо, которым заправляют локомотивы. По словам председателя общественного экологического совета при аграрном комитете ЗСО Владимира Бесараба, проведенные много лет назад анализы показали, что это не так. Однако подозрения с железнодорожников не сняты, потому что тогда, около 20 лет назад, проверяющие органы не пустили на территорию железнодорожного депо для проведения анализа. Возможно, в этом году ситуация прояснится благодаря самим железнодорожникам. 
Как рассказал заместитель начальника Куйбышевской железной дороги по территориальному управлению Шамиль Шайдуллин, уже в ближайшее время РЖД планирует провести исследование, которое даст ответ на вопрос, имеет ли их структура отношение к загрязнению или нет. Также он и присутствовавший на совещании сенатор Сергей Рябухин не исключили подключение к решению проблемы федерального руководства РЖД. Кстати, среди других возможных виновников загрязнения рассматривают и моторный завод, и находящуюся неподалеку АЗС, и даже железнодорожников прошлого. Мол, годах в 1950-х на железной дороге был пожар, и, чтобы полгорода не сгорело, солярку просто слили под насыпь. 
Пролить свет на истину, по словам Владимира Бесараба, могло бы обнаружение места, где находится подземное «дизельное озеро». А в том, что это именно озеро, он уверен:
- Нефтепродукты не сочатся постоянно. Например, если уровень воды в Волге низкий, то и солярка не выходит. А стоит воде подняться, как снова начинает выход. Это значит, что вода выдавливает на поверхность находящееся под землей топливо, - рассказал Владимир Александрович. - И солярка идет, надо сказать, отменная. Хоть сейчас в трактор заливай. 
Если «дизельное озеро» будет обнаружено, то его можно будет откачать, уничтожив источник загрязнения. Пока же внизу волжского склона стоят появившиеся здесь несколько лет назад ловушки для нефтепродуктов. Хотя, по словам Владимира Бесараба, толку от них не так уж и много. 
Метановая  мина
Курганная свалка возле Красного Яра - это, пожалуй, одна из самых свежих болячек. Нет, сама свалка была создана много лет назад. Но проблемы с ней начались относительно недавно - примерно с середины 2000-х. Дымный столб несколько лет подряд был неизменным «украшением» волжских видов центра Ульяновска. А жителям Заволжья приходилось еще и вдыхать запахи дыма горящей свалки. 
Казалось бы, что точку в решении этой проблемы еще пару лет назад поставил суд, обязав тогдашнего владельца свалки горение остановить, полигон ликвидировать, а очищенную территорию рекультивировать. Но собственник обанкротился. Компания, к которой перешло конкурсное управление, горение остановила и даже начала засыпать свалку. Однако, как объяснили ее представители, о рекультивации территории в договоре с городской администрацией речи не идет. Хотя, будучи преемником банкрота, новый собственник должен был взять на себя и все обязательства, указанные в судебном решении. Возможно, к этому его могли бы принудить судебные приставы. Как отметил Владимир Бесараб, они от этой проблемы фактически самоустранились. 
Да и с горением не все так просто. Сейчас воспламениться метану, который возникает внутри кургана из-за гниения, не дают дожди. Но, как объяснил советник губернатора по вопросам экологии Лев Левитас, это палка о двух концах. 
- Влага, поступающая от дождей, усиливает процессы гниения. То есть активнее выделяется и метан. И при определенных обстоятельствах там может не только возобновиться горение, но и произойти взрывные процессы, - предупредил Левитас. 
К сожалению, если то, о чем говорил Лев Михайлович, произойдет в этом году, с этим вряд ли что-то можно будет поделать. В будущем на полигоне планируют провести обследование, чтобы выявить заполненные метаном пустоты. После чего и будет приниматься решение о том, каким же все-таки образом ликвидировать полигон. А главное - за чей счет. Потому что нынешние собственники заявляют, что могут сделать из свалки лужайку, были бы деньги. В качестве возможного источника финансирования называлась городская администрация. Однако заместитель главы администрации Ульяновска Сергей Гигирев на совещании усердно доказывал, что город платить за ликвидацию свалки не должен. Как долго еще будут идти споры о том, кто должен лечить «язву» в Красном Яре, непонятно. Может быть, до тех пор, пока идут дожди? Потому что с их прекращением левый берег Волги снова может «украсить» дымный столб. 
Иван СОНИН
 

 

12 июля 2017 г. 00:05
  • 248 просмотров