Царский бенефис:

Владимир Кустарников отдохнул всласть в роли царя Фёдора Иоанновича
Монументальный, эпический, искрящийся - как только не описывали спектакль «Царь Федор Иоаннович» критики международного театрального фестиваля «У Троицы».
Тянули Годунов и Шуйский
- Вообще говоря, приз я получил за главную мужскую роль, но он не совсем мой личный, театр - это коллективное искусство. По правде говоря, Максим Копылов и Денис Бухалов, игравшие Годунова и Шуйского, тянули весь спектакль на себе вдвоем, а мне они оставили возможность отдохнуть, всласть поиграть, между ними я играл вволю! - признался заслуженный артист Владимир Кустарников. - Весь спектакль все участники каждую минуту были как на иголках, ни одной посторонней реплики и даже мысли не было. Жаль, что одному спектаклю не могут дать два приза, - он, по моему (и не только) мнению, был лучшим на фестивале.
Актер признался, что сразу после постановки к нему подходили люди и говорили: «Больше 15 лет ничего подобного не было». И это несмотря на то, что сцена спектаклю, мягко говоря, не подходила - монументальное полотно развернулось на маленькой, с кабинет, площадке. «Царь Федор…» закрывал фестиваль. Почему? «Потому что иначе не было бы у зрителей смысла смотреть остальные спектакли», - смеясь, дополнила актера директор театра Наталья Никонорова.
- Мы думали, что кулисы упадут от энергетики, она переполняла все. Вот в этом секрет победы. Народ соскучился по вот такому искусству. Не «искусству», когда чешут правой рукой левое ухо, делают придумки, которые не вяжутся с материалом, кривляются. Они соскучились по настоящим человеческим страстям, - уверен Владимир Кустарников. - Да, с момента его первой постановки прошло три десятилетия, я должен был измениться и по-другому читать роль но… я довольно сильный консерватор. Какие-то вещи мы, конечно, поправили, но старались до последнего держаться Юрия Семеновича Копылова.
Сартра ставить никто не рискнёт
Как вообще произошло возрождение монументального спектакля из триптиха «Монархи»? Руководство театра начало думать о бенефисе Кустарникова, но варианты с моноспектаклем, с комедиями (массовому зрителю, чего уж греха таить, он известен именно по ним) казались слишком мелкими. Нужно было что-то настоящее, что-то монументальное. Что-то из эпохи Юрия Копылова.
- Когда мне предложили реконструировать «Царя Федора Иоанновича» я спросил: «Это на один раз, или спектакль будет в репертуаре?». Мне ответили: «В репертуаре». И я, не задумываясь, согласился, - рассказал заслуженный актер. - Я безумно любил всю эту трилогию, мы с ней пережили многое, видели много сцен. Некоторые вещи нельзя вернуть, но «Царя» нам удалось возродить. Да, мы уже другие люди - но не на сцене. Там - все тот же гениальный спектакль, что и десятилетия назад.
Будет ли возрожден весь триптих или другие монументальные постановки Юрия Копылова? Скорее всего, нет, признался актер. Та эпоха прошла, осталась только в редких записях и в одном возрожденном спектакле. Театр живет не в вечности, а сегодня.
- Каждый раз, когда мы об этом думаем, щемит внутри. Некому восстанавливать. Все это очень непросто. Юрий Семенович ставил вещи, которые не ставил никто в стране. «Дьявол и Господь Бог», например. В ближайшие 50 лет никто не возьмется за Сартра. Это был гениальный спектакль. Не только для Ульяновска. Для всей России. Нам говорили: «Покажите режиссера, который взялся за этот материал!». А он брался. Даже за те постановки, за которые не брался до него никто, кроме Мейерхольда.
И все-таки «Царь Федор Иоаннович» получился как реконструкция гениального спектакля и как бенефис гениального актера.
Андрей ТВОРОГОВ
 

 

05 июля 2017 г. 00:05
  • 105 просмотров