Культура определяет судьбу и историю

Праправнучка Льва Толстого - журналист, радио- и телеведущая, режиссер, заведующая отделом развития Государственного музея Л.Н. Толстого Фекла Толстая - приехала в Ульяновск на конференцию Ассоциации литературных музеев России, проходившую в рамках Всероссийской Карамзинской ассамблеи.
На творческой встрече во Дворце книги она говорила о романах своего великого предка и о проектах, которыми занималась в последние годы и которые она называет «мои затеи». Послушаем Феклу Толстую.
 
Об «Анне Карениной»
В доме Толстых, как и во многих других домах XIX века, была традиция - вечерами читать друг другу книги. Нам захотелось ее возродить. Тем более что в XXI веке делиться радостью от хорошей книги стало проще: интернет-технологии позволяют забыть о расстояниях и границах. Так родилась идея первого в стране марафона «Каренина. Живое издание». Его организовали Музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна» совместно с компанией Google.
Привлекли к проекту прежде всего 
библиотеки, музеи и университеты. Затем известных артистов, писателей, спортсменов, политиков. Был объявлен конкурс: нужно было прислать заявку, чтобы попасть в число участников. Прислали несколько тысяч заявок со всей страны. Зачем это нужно? Говорили: «Хочу вдохнуть новую жизнь в старую как мир историю любви. Хочу вернуть классику в мир. Хочу, чтобы мы вспомнили, как прекрасен русский язык».
725 человек из 30 городов России и мира прочитали весь роман по страничке за 36 часов. Читали в Доме Пашкова, книжном магазине «Москва», Пермской картинной галерее, библиотеке Нарьян-Мара, маленьком литературном кафе в Архангельске, в Нью-Йрке, Токио... Люди готовились, репетировали, наш режиссер даже ездила в Белый дом репетировать с членами правительства - по их просьбе.
Я говорю, что работаю ради пиара Толстого, понимая, что Лев Николаевич ни в каком пиаре не нуждается. Но 4,5 миллиона людей заходили на сайт проекта. В первые недели после проекта продажи книг Толстого выросли в три-четыре раза.
О деньгах и энтузиазме
Проект «Каренина» - абсолютно некоммерческий. Те, кто читал, не получили ни копейки. Мы предлагали: присоединяйтесь, если вам интересно, если вы хотите вкладывать свои силы и идеи. Все осуществилось только на энтузиазме. Если ты начинаешь такие вещи просчитывать, это выливается в нереальные по нынешним временам деньги. Не получается управлять такими масштабными проектами, если они не управляются сами, то есть не делаются по желанию. Нашей задачей было воодушевить, заразить людей.
Мне кажется, что в культуре все держится на дружбе, личных связях и договоренностях. Я в этом не вижу ничего плохого, никакого кумовства и родства. Мы просто сели с товарищами и выяснили, у кого есть в Воронеже, Новосибирске или Владивостоке хорошие знакомые, с которыми не надо обивать пороги и писать бесконечные бумаги. Связывались с ними: «Хотите присоединиться к проекту?» - «Хотим!».
О противоречиях и объединении
Через эти проекты сформулированы важные для меня жизненные постулаты. Первое: борюсь за здоровье культуры, хотя это звучит несколько высокопарно. Скажем так: я готова тратить время и силы на то, чтобы утверждать, что культура - это не развлекаловка для всех, о которой говорят по телевидению между спортом и погодой. Это очень серьезная вещь, которая, собственно, определяет состояние нашего общества, нашу судьбу и нашу историю. Эти проекты утверждают, что именно культура, именно литература объединяют нашу страну. Не только физические границы, власть, рубль, президент, партия. Нет. Гораздо важнее - «Война и мир», Лев Толстой, наше понимание вещей, которые литература осмысливает. Участие в этих проектах большого количества людей - тоже своего рода борьба за культуру, которая показывает ее серьезность и важность.
Второе. Во времена, когда вся информация идет с телеэкранов, когда все время говорят о войне, все время делят на черное и белое, на наших и чужих, своих и не своих, очень важно, что есть вещи, которые нас объединяют, а не углубляют противоречия. Забавный эпизод. Одну страничку «Войны и мира» у нас читала Ксения Собчак, а следующую - Валентина Матвиенко. Мы не специально подстроили, так эфир сложился. Нам сказали: «Что вы делаете!». Что мы делаем? Две женщины читают роман. И я уверена, что в этом нет никаких противоречий. Перестаньте всего бояться!
О демократичности
Проекты очень демократичны. Читают Дмитрий Медведев и мальчик из Челябинска, оленевод из Якутии и космонавт, моряк Тихоокеанского флота и библиотекарь из маленького города Снежинска. Культура - она для всех. Она не только для артистов, писателей и докторов наук. Каждый может воспринимать ее по-своему. Мы все разные, но мы все чувствуем, думаем, сопереживаем. Литература и искусство делают нас людьми.
Год назад решили замахнуться на чтение «Войны и мира» - в завершение Года литературы. Проект шел несколько дней на ВГТРК. Мне казалось, что толстовский текст по своей широте, энциклопедичности и универсальности сообразен чтению всей страной. После Толстого мы сделали марафон по «Чайке» Чехова, «Мастеру и Маргарите» Булгакова. Хочется завязывать. Что делать дальше после «Войны и мира»? Только Библию прочесть...
О притяжении рукописей
Много занимаюсь рукописями Толстого. Рукописный фонд Льва Николаевича в нашем музее хранится в специальной комнате-сейфе, в которой знаменитый Савва Морозов хранил свою коллекцию живописи и драгоценности жены. После революции коллецию национализировали и туда привезли рукописи Толстого. Выставляют чаще всего не оргиналы, а копии. А я приезжаю в Германию и в архиве немецкой литературы вижу: в экспозиции лежат 
рукописи Шиллера. Спрашиваю, не опасно для их сохранности? Что вы, если они находятся в архиве, любой человек может их потребовать для просмотра. На выставке же гораздо сохраннее - особая температура, свет. Как нам далеко до такого отношения...
Что мы обычно видим в рукописях? Почерк, количество правок - и все? А в них есть суть, движение мысли. И вот это надо показать. Возьмем у Льва Николаевича страничку из «Анны Карениной». Сначала было название «Два брака», Анну звали Анастасия Ставрович, Вронского - Алексей Удашев. Исследуя рукописи с бесконечными правками, мы можем проследить ход мысли Толстого, как он ищет внешние характеристики героев, как «снимает» слой за слоем, как высушивает текст в самом лучшем смысле слова. И это очень интересно. Видна толстовская работа, и есть в ней смысл, и есть результат. Как сказал один ученый-химик на выставке рукописей Толстого: «Вот как нам всем надо работать». Вряд ли нам удастся сделать, как Льву Николаевичу. Но надо стараться.
Анна ГРИГОРЬЕВА
14 декабря 2016 г. 09:00
  • 178 просмотров
 
 

comments powered by Disqus