Жизнь, оборванная в 1937-ом...

Я долго сомневался: нужно ли рассказывать о своём дяде в краеведческом журнале? Ведь не генерал, не герой. Не потомок знаменитого дворянского рода, а из простой крестьянской семьи. Но ведь и он мог стать знаменитым, проживи больше отпущенных лет. Его трагическая судьба оборвана пулей, и потому я всё же решил о нём написать.

Алексей Павлович Николаев родился в 1904 году в обычной по тем временам многодетной крестьянской семье в деревне Озёрки Карсунского уезда. Был девятым ребёнком у своего отца Павла Михайловича. Из тринадцати детей выжили не все: во взрослую жизнь ушли четыре дочери и пять сыновей. Как бы сложилась их жизнь, если бы не революция 1917 года? Наверняка их ожидала бы крестьянская жизнь.

Алексей для своего времени был грамотным, окончил три класса сельской школы в 1915 году. Много читал, уже с юности стал носить очки. Скорее всего, стал бы учителем, как и мой отец.

30-е годы ХХ века – это время кардинальных перемен в жизни страны, многообещающее, зовущее к свершениям: создаются артели, товарищества, комитеты крестьянского общества взаимопомощи, комсомольские ячейки... Молодёжь, особенно грамотная, на виду: активисты становятся селькорами, лидерами ячеек, возглавляют сельсоветы, идут в Красную армию.

Вот и Алексей Павлович в 1924–1925 годах – секретарь ячейки ЛКСМ в Озёрках и одновременно секретарь сельского кресткома. Проходит обучение на уездных курсах политграмоты. В 1926 году работает волостным избачом в Жадовке Карсунского уезда, ведёт агитационную и политическую работу. Похоже, Алексей Павлович определился с целью в жизни. Он понимает, что от него и таких же инициативных ребят зависит, как сложится будущее его Родины, судьба и жизнь его родителей, сестёр и братьев.

В 1927 году он уже член Всесоюзной коммунистической партии, учится в губернской совпартшколе в Ульяновске. Здесь же он заведует отделом в райкоме комсомола, ведёт шефскую работу в Доме крестьянина, работает в агитационно-пропагандистском отделе горрайкома ВКП(б). В 1929 году становится завотделом Карсунского райкома ВКП(б). Постоянно стремится учиться дальше: в 1930 году Алексей становится студентом Московского института истории, философии и литературы (ИФЛИ), только что отделившегося от МГУ.

В Центральном государственном архиве города Москвы мне удалось найти его академическую карточку с фотографией. С неё смотрит приятное лицо 26-летнего человека. Первый студенческий год он посвящает полностью учёбе, а уже на втором курсе совмещает обучение с работой культорга на московской фабрике «Красная Роза», на третьем курсе работает заместителем заведующего отделом информации во Фрунзенском райкоме города Москвы. (Кстати, в 1942 году в этом райкоме вторым секретарём будет Екатерина Фурцева, будущий министр культуры СССР).

С ним в Москве живёт и учится в старших классах школы его младший брат Николай, мой отец. В 1933 году, когда до окончания ИФЛИ остаётся один год, Алексей Павлович собирается отложить учёбу на несколько лет и по мобилизации Фрунзенского райкома ВКП(б) уехать в Мазановский район Хабаровского края – заселять, осваивать и укреплять советский Дальний Восток: строить города и заводы, создавать колхозы и совхозы.

В Приморье и Приамурье напряжённая обстановка, здесь горячо. Совсем рядом, в Маньчжурии, хозяйничают японцы. Алексей Павлович ещё не знает про назревающие здесь события (и не успеет узнать!) – про конфликт с Японией у озера Хасан (1938), на реке Халхин-Гол (1939).

Сюда по призыву партии, добровольно, в патриотическом порыве едут люди. Едут одиночками и семьями, в составе мобилизованных групп и команд. Здесь на страже рубежей страны стоит Отдельная Краснознаменная Дальневосточная армия, которой командует пока ещё не маршал, но уже знаменитый военачальник Василий Блюхер (в недалеком будущем «враг народа и японский шпион»).

Алексею Павловичу всего 29 лет, он торопится, волнуясь, что важные события в стране пройдут без него, а он не успеет принять в них участие. Им владеет желание стать в ряды первопроходцев. Его друг по работе в агитполитотделе Ульяновского горрайкома ВКП(б) Александр Целавин зовёт: «Давай, Алексей, приезжай ко мне в маслосовхоз! Здесь море работы. А какая природа! Красотища! Сопки, леса, а какие реки и озёра, полные рыбой! Не чета озёрам в твоих Озёрках!». Сомнений уже никаких: нужно ехать!..

О следующих, последних, годах его жизни достоверных сведений у меня нет. Частично о том, как жили и трудились люди района, можно узнать из подшивок районной газеты «Знамя труда» и многотиражки маслосовхоза «Работать по-новому».

Без сомнения, это были трудные непростые годы: у страны много внешних врагов; хватало и внутренних, были и просто саботажники. И всё же годы большого террора я не могу назвать иначе как чёрной полосой в истории СССР. Пресловутые «тройки» списками, зачастую на основе ложных обвинений отправляли людей за колючую проволоку, расстреливали списками, не дав возможности сказать слова в свою защиту.

14 ноября 1937 года Алексей Павлович Николаев, начальник политотдела Мазановского маслосовхоза, весной того же года избранный в состав пленума райкома ВКП(б), был обвинён в многочисленных преступлениях и вредительстве, арестован как «враг народа». Ему было вменено участие в антисоветской правотроцкистской повстанческой организации, планирующей вооруженную борьбу против советской власти. Это его признание, вырванное под пытками, легло в основу приговора Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР от 10 мая 1938 года. Приговор – высшая мера уголовного наказания – расстрел.

Определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР 1956 года Алексей Павлович Николаев реабилитирован, состава преступления в его действиях не найдено, приговор отменён. Посмертно ему вернули и доброе имя, и все права гражданина. Но кто вернёт его к жизни?

Алексей Николаев

 

02 августа 2017 г. 18:58
  • 72 просмотра