Симбирские кадеты

С обесцвеченных любительских фотографий смотрят на нас удивительные лица ушедшей эпохи. Все они волею судьбы стали участниками и свидетелями известных событий, перевернувших мир и судьбу каждого из них. Перелистывая фотоальбом, пытаешься ещё раз, спустя столетие, представить вместе всех его героев и проследить их путь. Их имена принадлежат истории. О некоторых здесь будет упомянуто. О тех, чьи судьбы пока неизвестны, пусть историки и краеведы напишут свои лучшие страницы.

«Кадетский корпус, пять дней в неделю отрезанный от внешнего мира, и был тем оазисом, на котором кадеты проводили своё детство и юношество, где они учились и воспитывались, шалили, наказывались, имели свои радости и печали, где маленький отрезок жизни каждого был поставлен в рамки суровой дисциплины, где почти каждый шаг жизни был под контролем воспитателя, где хорошие выявления детских натур поощрялись и дурные жестоко искоренялись», писал Георгий Ишевский в своей книге, посвящённой Симбирскому кадетскому корпусу. Он назвал её «Честь». Отрывки этой книги, а также статья о загадочной личности её автора были размещены на страницах журнала «Мономах» несколько лет назад. Фотографии, которые сегодня публикуются впервые, позволяют представить повседневный быт симбирских кадет и наполнить историю Симбирского кадетского корпуса живыми, реальными образами.

В книге Г. Ишевского читаем: «Исключительно тяжёлая задача в семь лет из детских неповинующихся душ, часто таящих в себе пагубную наследственность к дурным наклонностям, из разного мозга, несущего в мир гениальность и порок, талантливость и бездарность, разум и глупость, порядочность и преступность, создать статуи чести. Создать статуи, в живые души которых на всю жизнь вдохнуть основы духовного и нравственного порядка: строгость к себе, порядочность, любовь к правде и до высшей меры развить чувства долга перед Родиной. Создать статуи, уходящие из жизни с честным лицом.

Руководящими органами скульпторов были: воспитательский совет, собирающийся каждые два месяца под председательством директора корпуса, и педагогический под председательством инспектора. Первый касался только изучения детских натур и их морально-нравственного воспитания, второй ведал только образованием юношества и поднятием общего уровня их знаний. Истинными скульпторами, создававшими статуи, были лица духовного звания, вкладывающие в мятущиеся души детей начала христианства, религиозности и веры и, конечно, воспитатели».

В альбоме есть портреты преподавателей и педагогов. Офицер-воспитатель Симбирского кадетского корпуса, «подполковник Евгений Евгеньевич Стеженский – «самовар». Огромного роста, болезненно располневший, флегматичный, добрый, как большинство полных людей, он, благодаря непомерного размера живота, действительно напоминал начищенный тульский пузатый самовар, который однако несмотря на все ухищрения кадет, никогда не был в состоянии кипения», вспоминал о своём педагоге Г. Ишевский.

Воспитатель Симбирского кадетского корпуса Сергей Викторович Якубович 1876 года рождения, капитан инженерных войск, окончил СКК в 1895 году, затем Николаевское инженерное училище. Участник Белого движения в России. Остался в СССР, жил в Москве. Арестован в декабре 1937 года. Сведений о дальнейшей его судьбе у меня пока нет.

Преподаватель математики штабс-капитан Николай Александрович Царьков родился в 1878 году в Ярославской области. В марте 1918 года находился в «белых» войсках Восточного фронта, служил в чине полковника в армии адмирала А.В. Колчака, участвовал в спасении корпусного знамени. В советские годы был преподавателем техникума в Ульяновске.

Преподаватель естественных наук Павел Яковлевич Гречкин – младший сын казначея братства Святого Николая при Симбирской военной гимназии Якова Агеевича Гречкина. Выпускник Петербургского университета, отслужил вольноопределяющимся в 233-м Сурском резервном батальоне. В 1905 году поступил на службу в Симбирский кадетский корпус. После расформирования корпуса в 1918 году возглавил областной краеведческий музей, приложил много сил для сохранения его уникальных коллекций.

На фото есть Лев Владимирович Ольховский. Закончил СКК в 1915, Николаевское кавалерийское училище – в 1916. Офицер 6-го уланского и 12-го гусарского полков. Ротмистр Добровольческой армии в эскадроне 12-го гусарского полка. Жил в эмиграции в Каракасе (Венесуэла).

На другой фотографии – Павел Танфильев, младший сын Николая Ивановича Танфильева, генерал-майора Императорской армии (1850–1913). Дядя Павла, Гавриил Иванович Танфильев (1857–1928), был известным учёным, географом, почвоведом, профессором университетов в Санкт-Петербурге и Одессе. Именем Г.И. Танфильева назван остров и пролив в Курильской гряде. После окончания СКК в 1915 году Павел поступил в Морской корпус в Петрограде. По данным РГАВМФ Павел Николаевич Танфильев, старший гардемарин 2-й роты Морского корпуса в сентябре 1916 года заболел, отправлен в госпиталь, где скончался «от острого злокачественного малокровия». По желанию старшего брата, морского офицера, погребён на принадлежащем корпусу участке Смоленского кладбища. Мне удалось разыскать одного из потомков семьи Танфильевых, который живёт в Ульяновске.

Братьев Валевских в кадетском корпусе называли Валевский 1-й и Валевский 2-й. На одной из фотографий Георгий Николаевич Валевский (2-й) – в центре, а его брат Александр Николаевич Валевский (1-й) сидит справа в нижнем ряду. После окончания СКК в 1915 году братья Валевские окончили ускоренный трёхмесячный курс Александровского военного училища в Москве. В составе 335-го пехотного Анапского полка воевали на фронтах Первой мировой войны. В 1918 году входили в состав офицерского инструкторского батальона, сформированного В.О. Каппелем, воевали на Восточном фронте под командованием адмирала А.В. Колчака. В 1920 году были мобилизованы в Красную Армию. Александр Валевский в составе 235-го Невельского стрелкового полка участвовал в подавлении Кронштадского восстания 1921 года, получил орден боевого Красного Знамени, потерял левую руку.

Родные братья Георгия Валевского – старший Александр Николаевич и младший Пётр Николаевич, двоюродный брат Вениамин Владимирович Талантов (выпускник СКК 1917 года), а также бывшие преподаватели корпуса Николай Александрович Царьков, Павел Яковлевич Гречкин, Александр Федорович Мирандов, жившие в Ульяновске, оказались в группе из ста человек, осуждённых НКВД 30 декабря 1937 года за участие в вооружённой «контрреволюционной организации, ставившей целью свержение советской власти», и были расстреляны. Место захоронения их до сих пор неизвестно. Все они были реабилитированы посмертно в 1956 году, а их имена занесены в Книгу памяти жертв политических репрессий Ульяновской области.

Иван Погодин

При подготовке статьи использована сводная база данных «Участники Белого движения в России» по материалам С.В. Волкова

Редакция просит откликнуться тех, кто располагает какой-либо информацией о людях, изображённых на фото, связавшись с нами по электронной почте: monomahh@gmail.com

 

03 апреля 2017 г. 11:36
  • 454 просмотра