Время собирать камни

Усадьба, в которой кипела мысль и царило творчество

«Время собирания камней» заставляет внимательнее вглядеться в известные и только что найденные фото, вчитаться в воспоминания и архивные документы…

Дом Дениса Давыдова в Верхней Мазе сгорел в огне революции 1917 года. В соответствии с Декретом II Всероссийского съезда Советов от 26 октября (8 ноября) 1917 года вся собственность Давыдовых была конфискована. В начале 1918 года верхнемазинский землевладелец Н.Н. Давыдов с семьей выслан на общественные работы в уездный город Сызрань. Бывший кучер Давыдовых Роман Протопопов видел своего барина на городской улице с метлой в руках. В том же году сын Давыдовых Николай (Никуша), выпускник Александровского императорского лицея в Царском Селе, владеющий несколькими иностранными языками, мобилизован в Красную армию писарем.

До 1 октября 1918 года из усадьбы Давыдовых членами волостного и уездного военно-революционных комитетов были вывезены все ценные предметы, на Покровский праздник дом разграблен и сожжён. Сгорела библиотека Д.В. Давыдова – более полутора тысяч книг. Из горящей усадьбы люди тащили всё, что могли, даже двери, которые чудом сохранились до сегодняшнего дня в домовладениях местных жителей. Из брёвен конюшни и других строений предприимчивые крестьяне построили себе дома, в одном из них до сих пор живёт семья верхнемазинцев.

Сегодня известна лишь одна фотография дома, в котором в верхнемазинский период жил Д.В. Давыдов. Это деревянный дом с мезонином, построенный в русском классическом стиле. Небольшой балкон, выходная терраса с простыми деревянными колоннами и вьющиеся растения подсказывают, что дом снят со стороны сада и парка, то есть со стороны речки Мазки. Фото датировано 1885 годом.

Этот дом в 1819 году достался молодой чете Давыдовых как часть приданого от Чирковых, родителей Софьи Николаевны. Первое знакомство Д.В. Давыдова с селом состоялось сразу после женитьбы в апреле 1819 года. На следующий год во время длительного отпуска Денис Васильевич вдоволь поохотился в окрестностях Верхней Мазы и в кабинете господского дома занимался приведением в порядок рукописи «Опыт теории партизанских действий». В 1829 году отставной генерал-майор Д.В. Давыдов с женой и семью детьми переселился в Верхнюю Мазу. «…Отдохнул от вашего душного Петербурга. Наслаждаюсь моими необозримыми степями и дышу свободно», – писал он в письмах к друзьям.

Кроме участия в польской кампании в 1831 году, выездов в столицы и близлежащие города и сёла, до конца жизни Денис Васильевич большую часть времени проводил в этом имении. Ненадолго уехав из Мазы в Москву, он писал соседу по имению: «Страсть как хочется в Мазу, в наши благословенные степи…».

В своём имении Д.В. Давыдов отменил телесные наказания, убавил барщину, уменьшил оброк. Был рачительным хозяином, приводил в порядок господский дом. При его участии были заложены парк и сад, на русле речки Мазки устроен пруд четырёхугольной формы. Денис Васильевич сам принял участие в посадке деревьев около пруда и реки Мазки.

В верхнемазинском доме родился восьмой ребёнок Давыдовых, младший сын Вадим, будущий генерал-майор. Точные сведения о его рождении и крещении содержатся в обращении Симбирской Духовной консистории в Московское дворянское депутатское собрание от 4 мая 1836 года: «По Метрическим Сызранского уезда села Верхней Мазы за 1832 года книгам в числе рождённых под № 48 написано так: у проживающего помещика генерал-лейтенанта Дениса Васильевича Давыдова и законной жены его Софьи Николаевны сын Вадим родился 19, а крещён 27 числа месяца ноября того ж 1832 года. Молитвовал, имя нарёк и крещение совершал приходской священник Григорий Михайлов при пономаре Александре Соколове в Верхнемазинской Покровской церкви».

Фотографии дома с мезонином и пруда сохранилась в архиве внука Дениса Васильевича Николая Николаевича Давыдова. Можно предположить, что он пригласил фотографа уже после смерти отца в 1885 году. Потом это фотоизображение, вероятно, попало к брату, Петру Николаевичу. А через некоторое время оказалось в числе иллюстраций в книге В.В Жерве «Партизан-поэт Денис Васильевич Давыдов». Этот очерк жизни и деятельности Д.В. Давыдова был написан по материалам семейного архива и другим источникам, издан в «Типографии Поставщиков Двора Его Императорского Величества Товарищества М.О. Вольф» в 1913 году.

Кроме хозяйственных дел по обустройству усадьбы, псовой охоты на зайца, лису и волка, ястребиной охоты на перепелов, Д.В. Давыдов в Верхней Мазе почти ежедневно занимался писательским трудом.

По воспоминаниям сына Василия, опубликованным в журнале «Русская старина» в 1872 году, Денис Васильевич «вставал регулярно в три часа утра, зимой и летом садился писать, завтракал в девять часов при утреннем чае, гулял или, лучше сказать, производил усиленную ходьбу непременно столько-то вёрст по саду; обедал в три часа и засыпал в кресле на несколько минут в пылу самого живого разговора, продолжая давать ответы. Потом снова письменные занятия».

Если раньше Денис Давыдов говорил: «Я не поэт, я – партизан, казак», то в Верхней Мазе он осознал себя литератором. Много читал, выписывал в Мазу и получал от издателей книги и журналы. Вёл обширную переписку. Сотрудничал с журналами и издателями, принимал самое активное участие в издании пушкинского «Современника». Здесь он закончил самое большое, самое главное своё военно-историческое произведение «Дневник партизанских действий 1812 года». В этот период жизни опубликовал мемуарные и другие военно-исторические произведения, подготовил к печати свою переписку с Вальтером Скоттом. В Верхней Мазе в 1832 году собрал «свою рассеянную стихотворную вольницу» и в Москве издал первый и последний прижизненный сборник стихотворений. В 1837 году представил в петербургскую цензуру все свои сочинения в стихах и прозе. Однако обострившиеся болезни и какие-то другие, неизвестные нам причины, помешали ему осуществить этот издательский проект.

В руки писателя-историка В.В. Жерве из архива Давыдовых попала ещё одна интересная фотография – «Вид на Покровскую церковь с усадьбы Давыдовых. С фотографии, принадлежащей Н.Н. Давыдову». По этой чёрно-белой фотографии можно предположить, что немалую часть парковой зоны (с левой стороны, выходящей к Мазке) занимали цветущие кустарники. На исторической территории до сих пор сохранились кусты сирени и акации, а на берегу Мазки доживает до своего двухсотлетия последняя ветла, посаженная героем войны 1812 года, поэтом Денисом
Давыдовым.

Две прекрасные Софьи

Как известно, внука и правнука Дениса Васильевича звали Николаем Николаевичем. Кому из них принадлежали эти фотографии? Софья Николаевна Буторова своими воспоминаниями, записанными сто с лишним лет назад, помогла ответить на этот и многие другие вопросы и, главное – воссоздать некоторые детали уже давно сожжённого дома Дениса Давыдова.

Софья Николаевна Буторова (урождённая Давыдова) была дочерью второго сына поэта-партизана, родилась в 1862 году в верхнемазинском доме Давыдовых. В своих воспоминаниях она пишет о радостных и трагических событиях в жизни своей семьи и родины, произошедших до 1917–1920 годов.

Внучка Д.В. Давыдова Софья пишет: «Дед умер в Мазе от апоплексического удара. Его похоронила бабушка в склепе Мазинской церкви (где теперь лежат мои родители) и позже над ним построила теперешнюю каменную, трёхпридельную. Когда исполнилось шесть недель со дня его смерти, бабушка, купив за это время два места в Москве в Новодевичьем монастыре, вырыла покойника с разрешения архиерея и перевезла его на своих лошадях в Москву и там его и похоронила. Партизан умер в субботу, и со дня его смерти по дни революции служили обедню за его упокой в этот день, каждую неделю по завещанию бабушки».

Бабушку, Софью Николаевну, Софья застала живой, особенно запомнились её приезды в верхнемазинское имение из подмосковного Чиркова. К встрече Софьи Николаевны, вдовы Д.В. Давыдова, готовились задолго: «обклеивались комнаты новыми обоями», «клеились транспаранты для ворот с гербом или с её вензелями», «покупали фонари для иллюминации подъезда», «шились платья для встречи», «выучивали стихи приветствия на разных языках»...

Но в 1877 году всем «весельям и радостям положила конец» смерть матери, Софьи Петровны, урождённой Бестужевой. 26 июня Софья читала с матерью «на балконе мазинского дома вслух «Горе от ума», и мать «почувствовала себя нехорошо». «Побежали за моим отцом, который купался с братьями в саду»… Но последний эпилептический припадок оказался для сорокасемилетней женщины роковым. Приехавший в дом Давыдовых коллежский асессор врач Павел Козакевич засвидетельствовал: «…Супруга Николая Денисовича Давыдова, Софья Петровна Давыдова, скончалась в ночь с 26 на 27 июня месяца 1877 г. от кровотечения правого легкого, вследствие органического порока сердца и посему препятствий для предания тела земле никаких быть не может». Далее Софья Николаевна так вспоминает это ужасный день: «Потом вечером – первая панихида и наша обожаемая мать на столе в большой мазинской гостиной!»…

В начале 90-х годов ХХ века в селе Верхняя Маза во время разборки старого дома П.С. Горбатова (это недалеко от дома Давыдовых и сельской церкви) на поддоне печи была обнаружена плита с надписью: «Софья Петровна Бестужева. 1831–1877». Узнав о находке, юные краеведы расколотое надвое надгробие доставили на территорию школы.
С 2004 года эта надгробная плита экспонируется в верхнемазинском музее.

«Воспоминания» С.Н. Буторовой позволили наконец установить, что и сын Дениса Васильевича Николай, скончавшийся в Санкт-Петербурге у сестры Юлии, и невестка Софья похоронены в склепе под престолом Покровской церкви в селе Верхняя Маза, разрушенной в 30-е годы прошлого века. Только в начале XXI века благодаря Ксении Николаевне Паскалис (урождённой Буторовой) эти воспоминания из Франции попали в бывший Сызранский уезд.

Родившаяся в 1929 году в Париже Ксения Николаевна – праправнучка Д.В. Давыдова по линии сына Николая, продолжательница рода двух названных выше Софий. В 2015 году в письме из Парижа она написала мне: «Спасибо Вам за страницу из газеты «Восход» о праздновании Покрова пресвятой Богородицы в Верхней Мазе! Особенно радуюсь тому, что в Верхней Мазе начали строительство церкви. Очень радуюсь тому, что разрушенный храм снова будет воздвигнут». В этом году во время телефонного разговора Ксения Николаевна выразила «давнее желание», то есть такую просьбу: не называть её француженкой, а сына Мишелем:
«Он Михаил!»

Последний из владельцев усадьбы

«Время собирания камней» преподносит и приятные сюрпризы. Совсем недавно в Ульяновском областном краеведческом музее появились девять интереснейших, до сих пор неизвестных фотографий с верхнемазинской усадьбы Давыдовых. На этих фото запечатлены счастливые моменты жизни последних её владельцев. Фотографии, иллюстрирующие жизнь Давыдовых, дают также представление об усадебной культуре и строениях, о парке и саде. На двух пожелтевших от времени фото видим группы людей. На обороте есть надписи карандашом: «Н.Н. Давыдов на гигантских шагах слева, Никушка в центре, справа, в стороне – жена Н. Давыдова». На следующем читаем: «Н.Н. Давыдов в центре и учительницы Виноградовы на катке». С волнением вглядываясь в лица, мы постарались как можно больше узнать о судьбе этих фотокарточек и их героев. И выяснилось, что эти фото только благодаря интересу к истории и любви к друзьям, к родным людям пережили не только пожар революции, но и ещё целый «век-волкодав».

Местные учительницы, вероятно, нередко составляли компанию Давыдовым на верхнемазинском пруду, устроенном ещё при поэте-партизане. Людмила, Софья и Мария Виноградовы – дочери верхнемазинского священника В.М. Виноградова, выпускницы Симбирского Епархиального женского училища. По архивным сведениям, на 1 января 1917 года младшая дочь Виноградовых Александра тоже работала в Верхнемазинском имени Д.В. Давыдова народном училище.

Один из главных героев этих фото, Николай Николаевич Давыдов, стал последним владельцем имения в Верхней Мазе. Этот наследник двух известных генералов русской армии Н.А. Чиркова и Д.В. Давыдова родился в 1860 году в Верхней Мазе. Был старшим сыном Николая Денисовича Давыдова и его жены Софьи Петровны (урождённой Бестужевой). После смерти матери Николай жил в Петербурге под покровительством бабушки Софьи Николаевны Давыдовой (урождённой Чирковой) и воспитывался в Императорском пажеском корпусе. В 1880 году поступил на службу в лейб-гвардии Уланский полк и 8 августа этого же года был произведён в офицеры. По воспоминаниям Ольги Николаевны Давыдовой (внучки Вадима Денисовича Давыдова), Николай Николаевич был очень красивым, и, когда в юбилей полка сделали альбом для подарка царю, его фотографию поместили на переплёте.

В каждый свой отпуск Николай приезжал в Верхнюю Мазу. В 1890 году при разделе имения после смерти Николая Денисовича в собственность Николая Давыдова перешло имение при селе Верхняя Маза. Он получил 6 061 десятину земли разных угодий с домом, хозяйственными заведениями и инвентарём, водяной мукомольной мельницей, также принял обязательство уплатить стоимость доли сестры Марии Николаевны Давыдовой и кредитные долги, числящиеся на этом имении. В 1892 году Николай Николаевич женился на Александре Алексеевне, дочери новоспасского помещика, шталмейстера Императорского двора А.С. Амбразанцева-Нечаева. В 1893 году в чине гвардии ротмистра вышел в отставку. Семья поселилась в верхнемазинском имении, в 1897 году родился единственный в семье ребёнок – сын Николай, все его ласково называли Никушей.

Н.Н. Давыдов с самого начала отставки с военной службы избирался почётным мировым судьёй Сызранского уезда, с 1900-го по 1911 год – сызранским уездным предводителем дворянства. В 1906 году Н.Н. Давыдову жаловано звание камергера Двора его Императорского Величества. Его супруга Александра Алексеевна Давыдова с 1895-го по 1912 годы была попечителем Верхнемазинского начального народного училища, принимала участие в содержании столовых, в которых учащиеся и нуждающиеся жители получали продовольствие.

Н.Н. Давыдов с 26 июня 1912-го по 1917 год был почётным блюстителем училища в Верхней Мазе. Давыдовы бесплатно предоставляли помещение для чайной-читальни, открытой в 1901 году, также способствовали оснащению книгами читальни-библиотеки имени Д.В. Давыдова, открытой в Верхней Мазе в 1913 году.

Перед Первой мировой войной в селе Верхняя Маза действовала трёхпрестольная каменная Покровская церковь, построенная стараниями помещицы С.Н. Давыдовой в 1845 году на месте сгоревшей старой деревянной церкви. Сельские дети учились в земской школе, открытой в 1872 году по инициативе И.Н. Ульянова и при содействии
Н.Д. Давыдова как начальное мужское училище. Работали конезавод дворянки А.А. Давыдовой, также две паровых и четыре ветряных мельницы. Процветала усадьба Н.Н. Давыдова (здесь числились 55 человек дворовых мужского и женского пола), в пяти верстах была усадьба С.Н. Буторовой (внучки Д.В. Давыдова) в хуторе Вязовом «при селе Верхняя Маза», также возделывались отрубные участки, выделенные Давыдовым и Буторовой в единоличную собственность крестьян в результате Столыпинской реформы в 1906 году.

По сведениям, полученным Софьей Николаевной Буторовой от сестры Марии, их брат, последний владелец верхнемазинского имения Давыдовых Николай, умер в 1920 году от разрыва сердца в Сызрани и могила его неизвестна. Жена его, Александра Давыдова, с семьёй сына Николая с 1923-го до 1935 года жила в Ленинграде, затем вместе с сыном отбывала пятилетнюю ссылку в Казахстане (о дальнейшей судьбе Никуши, то есть Николая Николаевича Давыдова, правнука Дениса Васильевича, читайте мою статью во 2-м номере журнала «Мономах» за 2015 год).

На двух фотографиях Никуше Давыдову около пяти лет, значит, фотограф запечатлел усадьбу Давыдовых, их владельцев и гостей в 1902–1903 годах. Эти свидетельства истории дошли до нас только благодаря тому, что у родственницы Виноградовых в городе Куйбышеве сохранился семейный альбом. А Людмила Целебьева, которая родилась в семье директора Верхнемазинской школы в 1944 году, очень интересовалась творчеством Д.В. Давыдова и событиями новой истории. В 1967 году, будучи студенткой 3 курса Ульяновского пединститута, любознательная девушка через свою маму получила фото из альбома Виноградовых и передала преподавателю С.Л. Сытину. Эти фотофакты тоже дождались своего времени. Времени собирать всё и воссоздавать усадьбу Д.В. Давыдова в Верхней Мазе.

Софья Узбекова, зав. филиалом Ульяновского областного краеведческого музея «Музей-заповедник Усадьба Д.В. Давыдова», заслуженный учитель РФ

Автор выражает благодарность ведущему архивисту Государственного архива Ульяновской области А.Ю. Шабалкину, директору Сызранского филиала Государственного архива Самарской области А.П. Косицыной, учителю русского языка и литературы Л.П. Целебьевой (с. Соловчиха Радищевского района), заместителю директора Ульяновского областного краеведческого музея О.Е. Бородиной.

03 апреля 2017 г. 11:20
  • 106 просмотров
 
 

comments powered by Disqus