Павел Булатов: «На меня рассчитывают, поэтому я здесь»

Без него трудно представить сборную России. За последние десять лет он не пропустил ни одного чемпионата мира, на которых завоевал шесть золотых и четыре серебряные медали. Отныне Павел Булатов будет укреплять фундамент защиты ульяновской «Волги».

В хоккей с мячом из акробатики
 

- Павел, ты родился и вырос в небольшом городке Свердловской области - Первоуральске. Почему в детстве решил посвятить себя именно русскому хоккею?
- Первоуральск действительно небольшой городок, и, по большому счету, особой альтернативы при выборе вида спорта у меня не было. Были футбол на местном уровне, плавание и акробатика. С первого класса я параллельно занимался акробатикой, где дошел до первого взрослого разряда, и хоккеем с мячом. А уже с 12 лет сосредоточился только на русском хоккее.
- В 12 лет. Не поздно?
- Нет. Повторюсь, акробатикой я занимался параллельно с хоккеем с мячом. И после полуторачасовой тренировки в акробатике я затем пять-шесть часов проводил на стадионе, учился русскому хоккею. Первые коньки мне купили в пять лет, поэтому к 12 годам я уже нормально катался.      
- Насколько я знаю, коньки эти были далеко не профессиональные?
- Коньки у меня были пластмассовые - «Динамо». Внутрь вставлялся чехол из поролона. И когда я их надевал, то переживал не столько за себя, сколько за сами коньки, чтобы они не треснули. Чехол износился до дыр, его неоднократно зашивали. Тем не менее коньки эти верой и правдой прослужили пять лет.
- Ты говоришь, что ежедневно полтора часа занимался акробатикой, затем до шести часов играл в хоккей с мячом. А когда учился-то?
- Так и учился, ведь я не один такой был, у нас в городе все так занимались. За уроки садились только поздно вечером.
- И какая была успеваемость?
- До 8-го класса - без «троек», в девятом  у меня были три «тройки», а 11-й закончил с пятью «тройками». Думаю, это нормально, ведь в старших классах часто приходилось выезжать на всевозможные соревнования.
- В школе относились с пониманием к твоим спортивным командировкам?
 - Я бы так не сказал. Никаких поблажек учителя мне не делали. Как говорится, за красивые глаза мне никто ничего не ставил. Экзамены сдавал наравне со всеми. Была и самая строгая учительница - по физике. Тем более что с 10-го класса она стала моим классным руководителем. Нет, она меня не заваливала, но спрашивала с меня строже, чем с других. Она всегда мне повторяла, что учеба в школе пригодится в жизни. Поначалу я с ней спорил, но сейчас понимаю, что она была права. И все же, физика - к счастью, или, к сожалению - не мое. Поэтому и получил в итоге «трояк».
- Когда же попал в структуру «Уральского трубника»?
- В 15-16 лет по своему возрасту я первый раз поехал на первенство страны, уже потом - на первенство мира. А в 18-19 лет стал привлекаться за команду мастеров.
- Кто тогда в «Уральском трубнике» был неким дядькой-наставником на льду, у которого ты учился игре в обороне?
- Саша Лопатин, царство ему небесное, с Новосибирска. Молодые ребята очень многому научились у него. Я с ним тесно общался и очень многое почерпнул от него. А чуть позже Вадим Мокин был хорошим примером.


Сначала тренировка - потом тушить машину
 

- Затем в твоей карьере был «Кузбасс», вместе с которым ты завоевал свои  первые медали - «серебро» (2009) и дважды «бронзу» (2008, 2010) чемпионата страны. На твой взгляд, чего все-таки не хватило той кемеровской команде, чтобы впервые в истории завоевать чемпионский титул?
- У нас была очень хорошая команда - сплав опыта и молодости (в те годы за «Кузбасс» играли: Павел Рязанцев, Николай Кадакин, Алексей Мясоедов, Сергей Тарасов, Вадим Стасенко, Денис Криушенков. - Прим. М.С.). Не хватило нам каждому по чуть-чуть. Но самое главное, на тот момент московское «Динамо» было базовым клубом сборной России, показывало очень мощную игру, и соперничать с ним было очень тяжело.
- И потом ты перешел именно в «Динамо». Сразу почувствовал разницу?
- Разницу я почувствовал, уже когда перешел из «Уральского трубника» в «Кузбасс». В кемеровской команде вся организация была на голову выше, чем в Первоуральске. Когда же пришел в «Динамо», то это вовсе был космос! Кто играл в «Динамо», тот меня поймет. В Москву меня позвал на тот момент главный тренер столичной команды Владимир Яковлевич Плавунов. И хотя в то время я уже был чемпионом мира, у меня не было никаких гарантий, что я стану твердым игроком стартового состава. Но мне оказали доверие, и у меня получилось.
- Космос космосом, а именно в «Динамо» у тебя произошел не самый приятный эпизод - в январе 2012 года в Москве у тебя подожгли машину…
- Ничего страшного, хулиганщина какая-то.
- Хулиганов нашли?
- Без понятия. Если бы ты мне сейчас не напомнил, то я бы эту историю уже забыл (смеется). Не думаю, что кто-то специально поджег именно мою машину. Думаю, перепутали или просто же подожгли первую попавшуюся - просто решили похулиганить. Бывает.
- Тем не менее тогда, наверное, тебе было не до шуток?
- Нет, я и тогда отнесся к этому спокойно. Как сейчас помню, я поставил машину и пошел тренироваться. В ходе тренировки ко мне подошел охранник, спросил номера моей машины, и когда оказалось, что мой автомобиль горит, я даже не покинул тренировку. Передал ключи от машины охраннику: «Пусть горит, пожарные потушат, а у меня тренировка». Для меня тренировка и предстоящая игра всегда на первом месте.
- Машину удалось восстановить?
- Да, ничего страшного там не было. Правда, после восстановления я ее продал.

Мог оказаться в «Волге» еще в прошлом сезоне
 

- После «Динамо» у тебя был хороший сезон в Хабаровске, и все же после одного сезона ты решил покинуть «СКА-Нефтяник», переехав в шведский «Венерсборг». Хотя, насколько я знаю, в то время у тебя было предложение и из «Волги». Почему предпочел шведский вариант?
- Меня в «СКА-Нефтянике» все устраивало, и меня хотели там оставить, но Хабаровск я покинул по семейным обстоятельствам, мне нужно было быть поближе к семье (она живет в Москве. - Прим. М.С.). А в «Волгу» меня действительно звали, но, наверное, предложение из Ульяновска было несколько запоздалым, я уже дал добро руководству «Венерсборга». Швеция гораздо ближе к дому, чем Хабаровск. Если из Хабаровска до Москвы семь часов лета, то из Гетеборга - всего час.
- Получается, в ходе прошлого сезона ты частенько летал к семье в Москву?
- Не то чтобы часто, но периодически летал. К тому же у меня была договоренность с «Венерсборгом» по этому вопросу.
- Чем запомнился шведский сезон?
- Когда читаешь интервью наших хоккеистов, почему они не могут закрепиться в НХЛ, потому что там менталитет другой. Так же и в Швеции. Там все по-другому: сам хоккей, быт. Как они мыслят на льду, как готовятся к играм. Там каждый предоставлен сам себе, никто ни за кем не смотрит. Идеальные условия для игр - везде крытые катки. Одним словом, опыт я получил для себя положительный и очень рад, что минувший сезон провел в Элитсерии. Все было супер! Клуб мне снимал как жилье, в личном пользовании был автомобиль.
- В новом сезоне Россия хочет пойти по пути шведов в плане формулы чемпионата, когда три сильнейшие команды регулярного чемпионата будут сами выбирать себе соперников по первому раунду плей-офф (из числа команд, занявших места с 5-го по 8-е. - Прим. М.С.). Твое отношение к этому?
- Я только «за». Я играл по этой формуле, и она мне понравилась.
- И это несмотря на это, что ставший шестым по итогам «регулярки» «Венерсборг» в четвертьфинале сразу же угодил на лучшую на тот момент команду «Виллу»?
- Тогда не нужно становиться шестым, всегда есть стимул забраться в тройку лучших команд, или, как минимум, в четверку. Что касается «Виллы», то Лидчепинг и Венерсборг находятся рядом и противостояния между собой всегда носят статус дерби. Но в то же время неправильно считать, что шведские команды выбирают себе соперников по территориальному принципу - это в корне не так. В первую очередь, они обращают внимание на игру команды, с которой предстоит соперничать. Та же «Вилла» всегда удачно играла с «Венерсборгом», причем не только в прошлом сезоне, когда она дважды обыграла нас в регулярном чемпионате. Мы же, в свою очередь, здорово сыграли против будущего чемпиона - «Эдсбюна», когда победили их в обоих матчах «регулярки».
- Как обстоят дела в Швеции с освещением бенди в СМИ?
- Хорошо. Интервью берут как в перерывах, так и после матчей. А после каждого тура на телевидении выходит передача с полным обзором и анализом сыгранных матчей. Но у нас, в силу языкового барьера, интервью не брали.


Индивидуальным призам значения не придаю
 

- На чемпионате мира в Ульяновске тебя признали лучшим защитником турнира. По своему ощущению, это был действительно лучший чемпионат мира в твоей карьере?
- Для меня лучший чемпионат мира - это когда команда побеждает, а все индивидуальные призы - лишь небольшое приятное дополнение. Особого значения я им не придаю.
- Чего же, на твой взгляд, не хватило сборной России в этом году, чтобы продлить свою выигрышную серию?
- В финале не хватило всего помаленьку - где-то сил, а где-то везения.
- А ведь в твоей карьере были и такие чемпионаты мира, где приходилось задумываться не только об играх, но и о самом насущном - питании. Не так ли?
- Было и такое. На чемпионате мира 2009 года в Швеции (Россия проиграла в финале хозяевам (1:6). - Прим. М.С.) питание было просто безобразным. Кормили нас картошкой да лапшой. Фрукты сами себе покупали, мяса практически не видели. Со мной даже произошел такой курьезный случай, когда после игры с финнами на групповом этапе мы пошли ужинать и за одним из столов я увидел блюдо с мясом. Стал себе накладывать - думал, для всех. И только потом заметил, что этот стол был для сборной Финляндии. Они сами для себя отдельно заказали мясо. В общем, такого плохого питания на чемпионатах мира я еще нигде не встречал.


Все настроены бороться за медали
 

- В межсезонье ты не страдал от недостатка предложений. Насколько я знаю, тебя и в Иркутск приглашали. Так почему же «Волга»?
- Не хотелось бы афишировать клубы, но предложения были, и в Швеции меня хотели оставить. Но мы встретились с Вячеславом Евгеньевичем Манкосом, он мне рассказал, какую команду хочет видеть в новом сезоне. Мне это импонирует, задачи стоят максимальные, коллектив хороший, и, что немаловажно, дали мне понять, что на меня рассчитывают. Поэтому я здесь.
- Перед сезоном в Швеции ты в составе «СКА-Нефтяника» стал бронзовым призером чемпионата. Ставишь ли перед собой задачу не опускаться ниже этой планки, но уже вместе с «Волгой»?
- Конечно. Я по своей сути максималист, привык выигрывать, а не занимать места где-то в середине турнирной таблицы. Все ребята, которые сейчас в «Волге», хотят завоевать медали. Для этого все мы здесь и собрались.
- Но, согласись, сейчас есть, как минимум, две команды - «Енисей» и «СКА-Нефтяник», которые на голову выше остальных?
- Со всеми можно играть, непобедимых команд не бывает. Многое будет зависеть от физической готовности в тот или иной момент.
- Супруга намерена переехать в Ульяновск?
- Обязательно. Я ей уже все уши прожужжал, какой Ульяновск - красивый город на Волге. Сейчас я занимаюсь поиском квартиры, и моя жена ждет не дождется, когда уже сможет переехать ко мне.


Беседовал Максим СКВОРЦОВ.

19 июля 2017 г. 00:00
  • 376 просмотров